Жизнь за кулисами

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 3. В которой рассказывается о любовнике главной героини и о его семье

Ася вернулась домой в своё такое уютное гнёздышко - это была её крепость, где можно укрыться от всех, кроме него, но он - это было почти святое, почти, но не совсем. Ася, по наивности, или в силу особенности строения её головного мозга, как у небезызвестной нам с вами Ларисы Павловны, не «отражала» чему она обязана своим успехом, вернее, не чему, а кому! И ОН решил напомнить ей об этом, учить надо неблагодарных людей, восстанавливать им как память, так и мыслительные способности. Станислав - так звали Асиного благодетеля, но не вздумайте, боже упаси, сделать ударение в его имени на последний гласный звук «а», нет - только на «и». У него были польские корни, поэтому имя его произносилось только так, как произносилось у его предков по крови. Он родился, можно сказать, с золотой ложечкой, крепко зажатой в маленьком кулачке новорождённого младенца. Младенец важно посмотрел на молодую мать и требовательным криком заявил свои права. Характер проявился с первых же секунд жизни.

Станислав! — ахнула изумлённая мать. Они с отцом ребёнка, по неизвестной причине, не придумали имя младенцу до его рождения, теперь стало понятно почему. Потому, что только он (новорождённый) знал, как его надо назвать и мать тонко уловила его флюиды. Отец согласно кивнул - имя как нельзя больше подходило важному голубоглазому созданию, жадно впившемуся в налитую белоснежную грудь, безжалостно терзая её нежную кожу беззубыми, но уже такими крепкими дёснами. Он пришёл в эту жизнь победителем, уже по праву рождения. Его отец был старше матери на двадцать два года, это был его первый брак и первый ребёнок, лебединая песня, так сказать. Дипломат по профессии, он делал карьеру, не забывая, конечно же, об амурных делах, но вот пришла пора - он повзрослел, если не сказать постарел, что было бы более правдиво, и решил, что пора остепениться, завести семью и детей, пока ещё физиология организма позволяет ему это сделать. А чтобы помочь физиологии организма, было решено выбрать себе в жёны молоденькую красавицу. Благо статус, элитная недвижимость и счета в разных валютах с большим количеством нулей на конце, позволяли ему это сделать - завидный жених, мечта любой женщины выдать свою дочку за него замуж, а можно было бы и самой…, но его взрослые дамы не интересовали, только юные прелестницы, не старше двадцати одного года. Матери Станислава было двадцать пять, когда они познакомились с его отцом, это обстоятельство несколько смутило потенциального жениха - невеста была, как бы это помягче сказать, несколько старовата, но прехорошенькая, по крайней мере, именно в его вкусе: хохотушечка, тоненькая талия, и в наличие все необходимые формы, чтобы было за что зацепиться мужскому глазу, зацепиться да так там и остаться, копна светло русых с золотистым оттенком волос (золотистый оттенок волос был настоящим или искусственно придаваемым волосам - об этом мы с вами не узнаем), большие рыжеватого оттенка глаза, их обладательница старалась раскрывать глаза как можно шире, чтобы они казались ещё больше, изящно очерченные губки и белоснежная кожа. Потенциальный жених сопоставил все эти факты, на одну чашу весов, поставив все выше озвученные прелести девушки, а на вторую - «взрослый» возраст нашей красавицы и решил, что чаша весов с возрастом значительно уступает чаше весов со всеми остальными положительными качествами хохотушечки. Он даже было решил посоветоваться со своим приятелем, давно женатым и обросшим некоторым количеством отпрысков, каким именно количеством и какого пола - наш герой слабо отражал такие тонкости в семейной жизни своего друга. Дети сновали в его коттедже туда - сюда и разобраться в этом хаотическом движении у будущего отца Станислава не было не желания, ни возможности - он не мог их различать и даже не мог запомнить их имен, а надо ему это было? Конечно же, нет. Приятель не разделил сомнений и опасений жениха и порекомендовал ему найти пассию более подходящую ему по возрасту, чем привёл в негодование консультирующегося по вопросам брака и семьи. Он пришёл за дельным советом, и услышал такое, что совершенно не укладывалось в его голове - зачем жениться на взрослых тётеньках, когда полным-полно народилось юных прекрасных дев. Он ушёл раздосадованный глупым советом, пришлось принимать решение самостоятельно. Решив всё-таки, что именно она мила его сердцу и сделав исключение на её возраст (а в каком правиле не бывает исключений? — задам я вам вопрос, мои дорогие читатели) сделал предложение. Она была смущена, изумлена и неприятно поражена его предложением:

— Я подумаю, — пролепетала она и покраснела с головы до кончиков ногтей на ногах.

Он был в счастливом неведении о том, что её неприятно поразило предложение руки, и сердца от старого, не скажем кого, думал, что она решила немного поломаться, как положено красивой, молодой, а в его представлении, не очень молодой девушки.

— О, боже! Этот старый хрен сделал мне - мне молодой и красивой предложение! — заламывала она в отчаянии руки.

Её мать, совершенно случайно, подслушивая стенания дочери под закрытой дверью в её комнату, и уяснив, тут же под дверью, что собственно произошло и в чём, собственно говоря, дело, не стала рваться в закрытую дверь, а поступила мудро - ретировалась на цыпочках прочь от двери и стала ждать удобного момента, дабы поговорить с дочерью, не понимающей своего женского счастья в виде очень и очень перспективного жениха. Итак, мама была готова психологически поддержать свою взрослую, но наивно заблуждающуюся дочь. Приготовив вкусный обед, мама, как бы ничего не зная о душевных муках дочери, позвала её к столу:

— Доченька! Иди обедать! — мудро думая о том, что дочь не выдержит нервного напряжения и поплачет на груди у матушки, кто ещё пожалеет бедную овечку!



Ирина Шолохова

Отредактировано: 28.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться