Жизнь за кулисами

Размер шрифта: - +

Глава 8. О том, как подруга главной героини потеряла девственность

Слава подъехала к ресторану, Павел был уже там. У входа её встретил администратор - вышколенный молодой человек с профессиональной улыбкой на лице, с прилизанными и зачесанными назад волосами, черные брюки, белоснежная рубашка и галстук-бабочка благородного бордового цвета. Слава, как бы во сне, как бы со стороны, отстранённо воспринимала всё происходящее с ней. Администратор слегка поклонился ей угодливо - подобострастно, как ей показалось, наверное, ему положено так улыбаться и кланяться, может быть, эти действия записаны в его трудовом договоре: «Встречая клиента, администратор обязан наклонить туловище под углом тридцать градусов, одновременно максимально растягивая губы в улыбку и делая взгляд масляным».

— Ярославна? Вас уже ждут! — многозначительно произнёс он и глазами «ощупал» её прозрачную фигурку. «О, боже! — так и читалось в его взгляде, — правильно говорят, что богатые с жиру бесятся, ну как может понравиться эта анорексичка, её бы в больницу отправить на лечение, а не на свидание приглашать». Вслух ничего такого он, конечно же, не произнёс, аккуратно, чтобы не оскорбить её чувств, а особенно, чувств богатого клиента, взял девушку под костлявый локоток, слегка отвернулся в сторону, чтобы она ничего не заподозрила, сделал брезгливую гримасу: «Душераздирающее зрелище», и подвел её к отдельному кабинету, вход в который был замаскирован дорогими тяжёлыми портьерами. Постучал тихонечко в дверь и услышав краткое: «Да!» легонечко, осторожно за локоток подтолкнул Славу к двери. Она так умоляюще взглянула на администратора, что ему стало не по себе: «Уж не садист ли он - извращенец? А с виду вполне нормальным кажется и не жадный - сразу же щедрые чаевые дал, как только приказал девушку встретить. Сама пришла, сюда её никто не тащил силой, никто не связывал и не волок, заткнув рот кляпом», — мысленно успокоил он себя. Слава последний раз взглянула на угодливого администратора, поняла, что у него «Кто платит - тот и прав!», набрала полную грудь воздуха, задержала дыхание (для чего она это проделала - непонятно) и вошла в кабинет. Павел сидел, откинувшись на мягком диване, верхний свет был выключен, приглушённый свет бра, бутылка шампанского в ведёрке со льдом, два хрустальный фужера, всё это было так романтично, что у Славы слегка перехватило дыхание и вдруг, в голове «кольнуло иголочкой» чего-то не хватает, но чего именно? Ей надо было, обязательно, понять чего не хватает в романтическом «снимке моментальной фотографии», лепестков роз - она поняла! Их не было! Одного из романтических атрибутов не было! Она внимательно посмотрела под ноги - на пол, не было даже намёка на то, что кто-то собирался усыпать пол перед её ножками лепестками роз. Павел удивлённо наблюдал за действиями Ярославны - вместо того, чтобы поздороваться, она внимательно изучала пол и даже, стараясь, чтобы Павел этого не заметил, заглянула под стол, застеленный белоснежной скатертью.

— Где же лепестки роз? — требовательно произнесла она, чем ввела Павла в некоторый ступор, «разрыв шаблона» - так, кажется, называется это в психологии. Она, без приглашения, потому что Павел был в трансе, «переваривая» услышанное, села на такой же мягкий диванчик, расположенный напротив того за которым сидел Павел. Наконец, он вышел из транса и откуда-то извлёк на свет божий чудесный букет роз, по-видимому, припрятанный им, чтобы она не обрадовалась раньше времени.

— Можем «ощипать» его! — произнёс он, одновременно вручая букет своей избраннице и делая жест, что готов, если только она разрешит, немедленно распотрошить его, и устлать кабинет, включая и её персону лепестками алых роз.

— А, я пошутила! — кокетливо произнесла, на всякий случай, Слава (вдруг, у него с чувством юмора не очень).

— А, я понял, — очень сексуальным голосом произнёс он, она и не предполагала, что взрослые дяденьки могут обладать таким сексуально-волнующим голосом, — ощипать? — Он большим и указательным пальцем правой руки схватил один из нежных лепесточков - так рассерженные родители, в порыве гнева, могут схватить горячо любимое чадо, и слегка надрать ему уши, чтобы неповадно было делать глупости.

Слава слегка вскрикнула, она почти физически, почувствовала, как прекрасный цветок испуганно сжался, под безжалостной рукой. Был этот лёгкий вскрик натуральным или специально кокетливо изображённый Славой, нам с вами, дорогие читатели, не узнать, как не узнать это и администратору, собиравшемуся постучать в дверь и поинтересоваться, когда официантам подавать заказанное угощение. Он только решил постучать в дверь, как услышал слабый вскрик девушки. Мы-то с вами знаем природу этого вскрика, а администратор не знал, но сделал выводы соответствующие его представления о том, в результате чего, может мелодично вскрикнуть молодая девушка. «Совсем уже! — его возмущению не было предела, — места более подходящего не могли найти, у нас всё-таки не бордель! — С чувством оскорблённого достоинства, произнёс он в закрытую дверь». Он раздумывал - постучать или потом, позднее, когда вскрики прекратятся. За дверью было подозрительно тихо. «Долго ли умеючи!» — пошутил человек замерший перед дверью и решительно постучал.

— Да-да! Войдите! — послышалось из-за закрытой двери.

Администратор рывком открыл дверь, ожидавший увидеть что угодно, но только не то, что он увидел. А, увидел он, самую что ни на есть заурядную сцену, какую можно увидеть в романтических и не очень фильмах: девушка окунула лицо в головки прелестных цветов и вдыхала их тонкий аромат, взгляд при этом у неё был несколько блуждающим - может быть, от шампанского? Нет, оно ещё не открыто, ну, не самому же, в самом деле, Павлу открывать бутылку, для этого есть специально обученные люди, пусть каждый занимается своим делом. Наркоманы вдыхают кокаин, у них именно от него возникает блуждающий взгляд, а на девушку так подействовал аромат цветов, да и не мудрено, с её-то весом от любого запаха может затуманиться в голове, а в особенности, если это будет запах съестного. «Может быть, они уже всё успели? — обдумывал администратор, прикидывая сколько минут он отсутствовал - минуты три, не больше? И можно ли успеть за это время? Быстро насладиться любовью и одеться, как будто бы ничего и не было». Его размышления прервал вполне будничный голос Павла, было не похоже, что он только что испытывал любовные судороги:



Ирина Шолохова

Отредактировано: 28.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться