Жизнь за жильё

Глава 3

Единственная за тюремные сутки утренняя прогулка длится ровно один час. Из камеры, как правило, должно выйти минимум два человека. В тюрьме отношение к прогулке разное. Кого-то надо уговорить пойти за компанию, а кто-то ходит всей камерой дышать свежим воздухом, но в хате каждый раз обязательно должен остаться, как минимум, один ответственный заключенный, который следит, чтобы не было никаких  провокаций со стороны администрации. В отсутствие всех жильцов вертухаи могут запросто обшмонать хату. В этот раз добровольно остался Молдаванин с приключенческой книжкой в руках.

Небольшой тюремный двор с растянутой на всю прогулочную площадь решёткой над головой. Красные кирпичные стены вокруг. Хорошо слышен шум проезжающих мимо машин по Арсенальной набережной. Вверху ветерок и весеннее солнце. Внизу, под решёткой только свежий воздух. Без постоянного тюремного запаха…Сидельцы ходят, проветривают лёгкие. Во время движения многие по тюремной привычке держат руки за спиной. Кто-то пытается бегать, кто-то отжимается от бетонного пола.

В тюрьме чрезвычайные условия, организм переходит в экстремальный режим, и насиловать его лишними физическими нагрузками лучше не стоит. В «Крестах» люди в основном заняты выживанием. Для любого арестанта нужен правильный психологический настрой. Устойчивая нервная система гораздо важнее любой физической формы. Главный принцип нормальной жизни в тюрьме – не конфликтовать с сокамерниками, всегда быть вежливым и доброжелательным. Последнее доброе слово  всегда должно остаться за тобой. В самом крайнем случае можно убедить оппонента и кулаком. И будет тебе респект и уважуха от всех сидельцев хаты. И не только хаты, но и всей тюрьмы…

Поэтому надо максимально использовать прогулочный час и снять лишний стресс. Кто просил научить махаться?

Студент со Спикером отошли в угол двора. Тренер и ученик...

Первое занятие Тимур начал с кулака.

– Лёха, слушай сюда внимательно. Начнём с разминки пальцев и кисти рук. Позже я тебя научу вкладывать свой вес в удар. Поэтому, первым делом будем учиться беречь пальцы, руки и голову. Удар должен быть правильным, кулаки надо держать вот так…

Если бы не толстая решётка над головой, Кантемирову могло бы показаться, что он в очередной раз учит своих солдат классическим приёмам бокса в стенах пустого ангара стрельбища. Но, стоило поднять голову и посмотреть через металлическую решётку на караульные вышки, как суровая действительность возвращала молодого человека в стены следственного изолятора. Тимур, разминаясь, тяжело вздохнул. Хотелось на волю… А пошли только шестые сутки из заявленных тридцати. Хотя адвокат обещал вытащить через две недели, максимум – через три.

Студент посмотрел на ученика:

– Спикер, сколько здесь паришься?

– Пятый месяц пошёл, моя делюга уже в суде, – Лёха перестал крутить головой, разминая шею, и посмотрел на тренера. – Слушай, Тимур, давай на прогулке по именам. Достали меня в хате с этой погремушкой.

– Нормальное погоняло. Звучит прилично. Я бы даже сказал – солидно, – улыбнулся сокамерник и спросил:  – За что сидим?

Алексей, он же Спикер, внимательно посмотрел на Студента.

– С какой целью интересуемся?

– Ты мои статьи знаешь, я твои нет.

– Я одному хмырю морду сильно порезал. Статья 108, часть 1.

– Неизгладимое обезображение лица?

– Тимур, а ты откуда знаешь?

– А ты мои книжки видел? Сева ничего не говорил?

– Говорил, что грамотный и базаришь красиво.

– Я в прошлом году университет закончил. Юридический факультет.

– Так ты мент, получается? – Алексей от удивления перестал крутить локтями, разминая плечи, и уставился на своего тренера.

– Спикер, ты базар фильтруй. У нас на посёлке за такие слова сразу морду бьют, – боксёр приблизился к собеседнику и добавил с улыбкой. – Могу тебе прямо здесь  челюсть сломать быстро. Ляжешь на пол «с обезображенным лицом» мордой вниз. А у меня одной делюгой станет больше... Ты мои статьи помнишь?

– Всё, Студент! Проехали. – Лёха сделал шаг назад. – Не подумал. С дуру вырвалось…

– И это гут. Проехали.

– Тимур, а ты из каких посёлков?

– Южный Урал. Шахтёрские посёлки.

– Далековато. А я с Новгородской области буду. Из деревни.

– Деревенский, значит? Тогда, чего стоим? Погнали наши городских…

Лёха продолжал повторять за Тимуром движения разминки шеи, пальцев, локтей и плеч. Боксёр показал, как надо правильно держать кулаком при ударах прямой рукой, затем сбоку и снизу. Ученик оказался добросовестный и старался в точности повторить все движения личного тренера. Оба сидельца остались довольны прогулкой. Подышали, позанимались, поговорили… Выпустили пар и зарядились морально. Да и народ вокруг наблюдал с неподдельным интересом.

Арест, пребывание в следственном изоляторе, неопределённость в дальнейшей судьбе – все эти факторы, безусловно, влияют на психику. Арестанту Кантемирову вдобавок ко всем проблемам тюрьмы приходилось постоянно скрывать свою сущность и тщательно «фильтровать базар». Двойной стресс...

Помогали счастливое советское детство в шахтёрском посёлке рядом с зонами и юность в армейских сапогах в плотном контакте с особым отделом воинской части. Школа жизни…

Через два дня сиделец Кныш с верхней шконки ушёл по этапу, и у Студента появилось своё законное место в хате. Да и Сева за него мазу держал. Жить стало легче, жить стало спокойней…

И ещё новый сиделец обратил внимание, что людей, сильно обеспокоенных самосохранением, своим здоровьем, внимательных к себе и берегущих себя – в тюрьме особо не ценят. Уважают тех, кто делится, кто стоит за «общее благо», а не только за себя лично.

Общее, Людское – всегда должно преобладать над личным...



Роман Тагиров

Отредактировано: 19.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться