Жизнеописание Рутгерты Цимус

Размер шрифта: - +

Глава 18

  Рутгерта решила дальнейшую поездку отложить, пока Дерек вновь не поправится, так что шторм из помехи неожиданно превратился в подходящую отговорку задержаться подольше. Путешествие через море не обещало быть спокойным, да и на том берегу нормально отдохнуть и набраться сил вряд ли удастся. Тем более в порту можно собрать намного больше сведений о том, что происходит дома: здесь такие, как Рутгерта, не были необычным чужаками, как в Рате. Просто народ с другой стороны моря, с кем торгуют и иногда воюют.

  Картина складывалась не такая ужасная, как колдунья представляла со слов Дерека и Рика. Похоже, настоящая война оказалась скоротечной - всего два года серьёзных сражений, и у баронов закончились деньги. Сейчас она больше состояла из политических плясок и мелких стычек с так называемыми партизанскими отрядами, на деле всё больше похожим на разбойничьи шайки. В паре княжеств сменились правящие династии, но в остальном всё осталось по-прежнему. О Кри вестей было немного - он лежал дальше на восток, и корабли туда ходили не так часто - но кое-что тоже удалось узнать: князь Корней, отец Рутгерты, умер три года назад, новым князем стал её брат, но армия реально подчинялась графу, так что новый князь был лишь марионеткой. Конечно, Гарман боролся за власть, но непохоже, чтобы у него что-то получалось. Интересно, сколько колдунов помогают графу и как они сильны? Насколько изменится расположение сил, если Рутгерта с Дереком присоединятся князю?

  Этот вечер ничем не отличался от предыдущих. Непогода за окном и еле разгоняющие полумрак лампы под потолком. Кислое вино, и слишком жирная еда. Рутгерта в задумчивости рассматривала своего спутника. Дерек вроде бы выглядел лучше, но круги под глазами, как и общая излишняя бледность, не спешили проходить. Похоже, это путешествие вымотало его намного сильнее, чем он был готов признаться даже себе. Вот и как после этого мерять могущество колдунов? Ведь он сильнее принцессы, но она неплохо себя чувствует, а он нет.

  - Только не говори, что это от старости.

  - Не буду.

  Колдун был слишком покладистым в последнее время. Почти со всем соглашался и больше не выдвигал безумных предложений, вроде воздушного путешествия на яхте. Прямо сам на себя не похож. И это заставляло Рутгерту беспокоиться ещё сильнее.

  - В чём же настоящая причина?

  Дерек ничего не ответил, продолжая скучающим взглядом осматривать зал и посетителей, большей частью постояльцев и жителей ближайших домов. Будто бы и не услышал вопроса. Право ли, может, она действительно только подумала, но не спросила?

  #

  Наконец-то погода прояснилась. И не успела Рутгерта возразить даже полслова, как они оказались на борту корабля, уходящего в сторону Кри. Рик подшучивал над ней из-под койки, а Дерек основное время проводил в кают-компании. Время текло и быстро, и медленно одновременно. Рутгерта мечтала, чтобы путешествие закончилось как можно скорее, ведь несмотря на то, что море было относительно спокойным, качка доставляла ей невероятные мучения. Но в то же время возвращение на родину страшило её. Чем ближе становились берега Кри, тем сильнее её охватывало какое-то непонятное волнение.

  И когда вперёдсмотрящий на вороньем гнезде закричал "земля!", она пересилила своё недомогание и выбралась на верхнюю палубу посмотреть на узкую тёмную полосу, едва угадывающуюся на горизонте. Солнце постепенно садилось, и вскоре на побережье засветился сам город. В опустившихся сумерках он походил на рой светлячков, неуверенно замерший на одном месте.

  Но когда они были уже почти рядом с портом, на берег опустился густой туман, и капитан приказал лечь в дрейф. Рутгерта чуть не застонала в голос: прожить ещё одну ночь без твёрдой земли под ногами ей казалось настоящей пыткой. Дерек еле уговорил её не бросать всё и лететь в город на метле. Даже здесь, на севере, где в сравнении с югом колдуны были обычным делом, лишнего внимания привлекать всё же не стоило. Тем более в их случае.

  

  Город встретил их трауром. Принцесса смотрела на чёрные флаги, вывешенные на домах, на перетяжки, трепещущие над улицами чёрными треугольничками, на людей в траурных одеждах, и страх в её душе обретал новые очертания: неужели они не успели? Неужели её брата теперь тоже нет? Что же теперь делать? Она чувствовала, как что-то внутри неё натянулось и готово порваться в любой момент. Даже от какой-то ничего не значащей мелочи. Но Дерек сориентировался быстро и взяв её на буксир быстро нашёл неплохой постоялый двор и снял две комнаты.

  - А по ком траур? - как бы невзначай поинтересовался колдун у хозяина, когда заказывал завтрак. Рутгерта вся превратилась в слух.

  - Да граф, - трактирщик вздохнул, и было непонятно, он действительно печалится или просто блюдёт хорошие манеры. - Утонул давеча вместе со всем кораблём. Вы ж сами пришли морем, видели, какой шторм был.

  - То есть, тут тоже непогодилось?

  Трактирщик засмеялся:

  - Экие вы воспитанные! Я бы это по-другому назвал. Говаривают даже, что это был колдуний шторм.

  - Колдуний? - якобы удивился Дерек. - Думаете, графа убили?

  - Какая разница теперь уже, - махнул рукой хозяин. - Что теперь будет... Слышал, уже пару голубокровых убили, власть делят.

  - А как же король? - поинтересовался колдун.

  - Да что король! Толку никакого, название одно. Только знает, что на пуговицы для своих барышень тратиться. Растащат нас по камешку... - он опять вздохнул. Что ж, по крайней мере теперь причина его печали стала понятней. Не то, чтобы они приехали в Кри неподготовленными, но взгляд хозяина гостиницы несколько отличался от того, что они слышали в Лаккарте. По крайней мере, роли злодеев и героев почему-то распределились иначе. Да и то, что трактирщик не боялся так отзываться о собственном короле в беседе с незнакомцами, кое о чём говорило. Но всё равно Рутгерта почувствовала облегчение: раз Гарман может "тратиться на пуговицы для своих барышень", значит, по меньше мере он жив и здравствует.



Мара Полынь

Отредактировано: 11.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться