Жмурик или Спящий красавец по-корейски

Глава 9

Глава 9.

- Если я чешу в затылке – не бе-да! В голове моей опилки, да-да-да… - тихо пропела я, свесившись через перила и только чудом ещё не навернувшись вниз с трибуны. Выпрямившись, почесала в затылке и осторожно поинтересовалась у хранившей молчание Эльзы. – Так в чём эта компания накосячить умудрилась, говоришь? Не, не пойми меня не правильно… Мне их не жалко… - тут опознанный по комплекции и незабываемому улюлюканью Саныч всадил кому-то в филейную часть чуть ли не пол обоймы и я машинально потёрла собственный зад. – Уй… Ладно, почти не жалко. Но всё-таки?

- Я ж не спрашиваю, где ты нос сломать умудрилась, - флегматично откликнулась подруга, поднося бинокль к глазам. – Тем более, это ж Верещагин… И друзья, готовые всегда ему помочь, его поддержать и вообще, за любой китпешь окромя голодовки…

- Знаешь, я бы лучше поголодала, чем улепётывать от Саныча с компанией, - кажется, кому-то подозрительно рыжему только что чуть не снесли всё самое дорогое. Ладно, хоть Саныч сжалился-таки над бедным Харлеем и промазал.

Ну… Почти. Пару сантиметров в сторону и веером вверх. Нет, по-моему, в душе наши бравые омоновцы чуть-чуть садисты. Потому как явно растягивают удовольствие, раскрашивая противника под хохлому. Причём, в прямом смысле этого слова.

- Ну, так у тебя остатки инстинкта самосохранения не до конца выветрились и разум, в паре с логикой, где-то ещё проскальзывают, - Эльза чему-то усмехнулась, с  удовольствием наблюдая за эпичным сражением, разворачивающимся внизу. – И что-то мне подсказывает, ты не зря лопату прихватила…

- Ой, ну не напоминай, а… - я закрыла лицо ладонями, расхохотавшись и вспоминая, как мы, собственно, прибыли на место проведение игры…

Стоя утром в ванной, я размышлял о двух вещах. Где взять пулемёт и как избавиться от собственного излишнего человеколюбия. Первое мне нужно было, дабы расстрелять соседей, по старой доброй традиции решившей проверить прочность несущих стен при помощи перфоратора. А второе надо бы закопать в ближайшем лесу хотя бы до позднего вечера.

Отказываться от предстоящего зрелища я не собираюсь даже за возможность проверить, что на самом деле прячется за всеми этими тряпками у мумий в Древнем Египте! Я всё-таки не настолько в душе археолог, что бы поменять высохших жмуриков на великолепную перспективу позлорадствовать над чужим несчастьем.

Так что мстительно и вдохновенно послав любовь к ближнему своему осваивать новые, неизведанные ей территории, я наскоро умылась и понеслась собираться. Сан Саныч обладал небывалой чуткостью и просто невероятным пониманием…

Но не в этот раз, ох не в этот раз. Омоновец культурно и вежливо пообещал выдернуть меня из дома в том, в чём я буду и так и доставить на полигон пейнтбольного клуба «Барс», расположенного в десяти километрах от города в лесу. И я ни капли не сомневалась в том, что он обязательно выполнит своё обещание. Тем более, что прецеденты уже случались, плавали - знаем!

До сих пор понять не могу, как нас никто не арестовал-то, когда Саныч утащил меня прямо после вскрытия, в рабочей форме, по локоть в крови и… Слава богу, всё-таки, что чужой желудок я успела выпустить из рук, да. А то вот был бы казус!

Насмешливо фыркнув, я отмахнулась от вопросительного взгляда Жмурика, развалившегося на диване. Парень только вздохнул, возвращая своё внимание бедному тамагочи. Не знаю, что уж он там хотел с ним сделать, но несчастный последние минут пять верещал как резанный, явно угрожая покончить жизнь самоубийством.

Пожелав игрушке выжить, я с головой зарылась в шкаф, выбирая простую, удобную и не очень мрачную одежду. Найти такую мне не удалось, поэтому через пять минут бесплотных поисков я плюнула, вытащив чёрную футболку, светлые джинсы и ту саму толстовку, удачно экспроприированную у Шута.  Скинула домашнюю майку, вместе с пижамными штанами и принялась переодеваться, мурлыча себе под нос мелодию из фильма «Челюсти».

Короткий, судорожный вздох за спиной застал меня в процессе засовывания второй ноги в штанину джинсов. Замерев в нелепой позе, аля та самая белочка с радикулитом, я попробовала найти в себе хоть немного смущения по поводу внепланового стриптиз-шоу. Смущение находиться отказывалось. И вместо того что бы спрятаться хотя бы за дверью шкафа, я флегматично пожала плечами, продолжая натягивать штаны и напевать пугающую мелодию с возрастающей громкостью и радостью.

Пока не запела в голос, сумев-таки застегнуть джинсы и даже не потеряв способности дышать при этом:

- Та-дам… Та-дам… Та-дам, та-дам, та-дам, там! Нет, худеть мне всё-таки надо… Жмурик, а ты как думаешь?

Тихое, но ёмкое и явно цветастое ругательство на неизменном корейском стало мне ответом. Жмур глянул на меня обиженно и смылся на кухню, старательно избегая моего удивлённого взгляда и щеголяя ярким румянцем на щеках. Я с интересом проследила за такой резкой сменой окраски кожного покрова и пожала плечами, одёргивая любимую футболку.

На груди подмигивал лисёнок-чертёнок с вилами в лапах, на спине сияла говорящая надпись «Коротко обо мне: Не Рекомендую», а на лице цвела пакостная улыбка, не сулившая никому ничего хорошего. Я была бодрой, в меру язвительной и тайно жаждущей власти над миром.



Анютка Кувайкова, Юлия Созонова

Отредактировано: 16.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться