Жмурик или Спящий красавец по-корейски

Глава 14

Глава 14.

Вот как оно бывает? Только расслабился, поверил, что всё будет хорошо, почувствовал себя счастливым и на тебе. Обязательно случится какая-нибудь пакость и не упустит возможности отравить тебе жизнь.

Беззлобно фыркнув, я принялась собираться дальше, чертыхаясь, прыгая по комнате как бешеный сайгак, и напрочь игнорируя насмешливый взгляд Жмурика. Эта зараза развалилась в полуголом (хотя почему полу-то?) виде на разворошенном диване и испытывал на прочность моё терпение. Потому как глядя на него, вспоминая, что было вчера днём и ночью, я испытывала зверское желание позвонить начальнику и объявить о том, что у меня сегодня сексуальный день…

В смысле, объяснить, где я видела работу в десять утра, в субботу. И не факт, что слова были бы цензурными.

- И что им от меня понадобилось? –недовольно протянула, вытаскивая из шкафа очередную футболку с надписью.

В этот раз она была слегка некультурной. Но зато отражала уровень счастья в моей крови и готовность осчастливить весь этот мир. Даже если он будет против, и особенно если он таки будет сопротивляться. Так что, натянув футболку через голову, я одёрнула подол и оценила яркую надпись на чёрной ткани: «В аду сказали: эту сюда не брать! Задолбала ржать и чертей под*бывать!». Если добавить к этому лисёнка со зловредной мордой, стоящего над кипящим котлом, изображённого на спине, картинка получается специфичная, да.

И настраивает на боевой, саркастичный лад. Как говорится, неси добро в массы так, чтобы никто не остался безнаказанным!

Фыркнув, взъерошила волосы на затылке и зевнула, даже не думая прикрывать рот рукой. За одним оценила россыпь засосов и укусов, оставленную на шее и плечах и прекрасно различимую в вырезе футболки. И постояв так минуты три, всё же взяла толстовку Шута, прочно переселившуюся в мои загребущие руки. Мне-то стыдиться нечего, а вот пожилые евреи могут и не оценить такой открытой демонстрации чужого счастья. Тем более, семейного!

Фыркнув ещё раз, застегнула молнию и обернулась, поинтересовавшись:

- Ну как я выгляжу?

В ответ меня наградили задумчивым взглядом. А потом Жмур всё-таки встал, наглядно демонстрируя, что под пледом на нём ничего и не было вовсе. И подойдя ко мне, обнял, ласково, нежно целуя. Отвлекая от насущных проблем, да так успешно, что когда он отстранился, двигаться вообще расхотелось.

А уж двигаться в сторону морга тем более. Какой морг, если самый важный труп в моей жизни стоит передо мною в чём мать родила и смотрит таким взглядом, что из головы мысли вылетают со скоростью звука, оставляя приятную опустошённость? Не зря ж говорят, что от любви глупеют, ох не зря!

- И как мне теперь уйти? – озадаченно поинтересовалась у довольного собой Жмурика, щёлкнув его по носу и нехотя высвободившись из родных объятий. То только вздохну недовольно, но возражать не стал.

Вместо этого коварный зомби потянулся, демонстрируя себя во всей красе и зевая утопал в ванную. Вызывая у меня очередную крамольную мысль, а не уволиться ли мне к чёрту? Нет, ну в самом-то деле! Тут такие кадры гуляют, а я иду в царство мёртвых очередную партию безвременно почивших осматривать! И где тут справедливость?!

- Да, Харон, дожились… - хмыкнув, я прихватила телефон, выйдя из комнаты в коридор. – А ведь, помнится мне, кто-то зарекался иметь дело с чувствами и не собирался превращаться во влюблённую, вечно счастливую дурочку! Вот уж точно, что от сумы и от тюрьмы не зарекаются, ага!

Подмигнув собственному отражению, я быстро натянула ботинки и пуховик. глянула на свою счастливую физиономию ещё раз и, хмыкнув, громко крикнула:

- Пока, Жмураэлло! Не влезь никуда, пока меня нет!

Ответом мне послужила тишина и шум воды. На пару мгновений мне показалось, что я слышу приглушённые душем голоса, но отмахнувшись от этого, я выскочила в подъезд, громко и радостно хлопнув дверью. В конце концов, не будет же Жмур водить меня за нос насчёт собственного здоровья, правда ведь? И если бы мог говорить по-русски, давно бы мне уже сказал, не так ли?

Тряхнула головой, отгоняя неуместные сомнения. В который раз перепрыгивая через две ступеньки, я помахала поднимающемуся домой Славику и показала язык местному комитету государственной безопасности, опять занявшему свой наблюдательный пост во дворе. Бабушки привычно прокляли меня, назвали исчадием Ада и перекрестили. И эта неизменная константа только убедила меня в том, что всё будет хорошо!

Даже если будет плохо, да!

До морга я добралась быстро. Благо в выходной день не наблюдалось страдающих особенным рвением работников, спешивших занять все свободные места в общественном транспорте. Можно было бы и пешком, но без шапки бродить по морозу как-то не хотелось. Так что, скрипя сердцем и отгоняя настырную жабу, так и норовившую меня придушить, я выловила маршрутку и заняла место у окна, поглядывая на окружающий пейзаж и дожидаясь своей остановки.

К моему вящему удивлению, возле морга оказалось не протолкнуться. Водитель, ругаясь сквозь зубы, остановился, не доезжая нескольких метров до нужного места и только руками разводил. Мол, а я-то тут причём? Пришлось, расплатиться и выбираться наружу, гадая, отчего это моё любимое место работы оккупировали машины полиции, скорой, легковушки с прокурорскими номерами и, если глаза меня не подводят, целый автобус ОМОНа. Последний щеголял пустотой, всем своим видом говоря о том, что его пассажиры отправились на задание. А вот на какое и куда…



Анютка Кувайкова, Юлия Созонова

Отредактировано: 16.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться