Жнец

Глава 7

Отголоски сладкого сна все еще будоражили задворки разума, но Антон уже осознал, что не спит. Он лежал на кровати, не открывая глаз, цепляясь за благостное чувство полного умиротворения, которое с каждым мгновением рассеивалось, как утренний туман.

Низ живота приятно тянуло, во всем теле царила расслабленность. Он чувствовал веющий уютом и домом запах Лизы, но понимал, что ее рядом уже нет.

«Вот так всегда, – с сожалением подумал Антон. – Опять я остался один».

Он с величайшим удовольствием потянулся и открыл глаза.

В комнате никого, кроме него, не было. Вокруг царил полный хаос – последствия вчерашней ночи. Постельное белье было все перевернуто, одна из подушек лежала на полу. Одежда Антона находилась в самых неожиданных местах. В распахнутое настежь окно веяло влагой и свежестью.

«А ведь Лиза была права, – подумал он, вставая с кровати и подходя к окну. – Ночью действительно прошел хороший дождь».

Капли еще висели на листьях и черных ягодах вишни, росшей под окном его комнаты, но солнце усердно устраняло последствия ночного беспорядка. Сейчас на небе не было ни облачка.

– Э-э-эх, – вновь сладко потянувшись, – произнес он, стоя нагим под ласкающими кожу лучами светила.

Разыскав свою одежду, Антон натянул ее на себя и отправился умываться.

Быстро миновав коридор, он зашел в ванную. Комната была далеко не маленькой и вмещала в себя две душевых кабины, высокий шкаф, широкую навесную раковину, которая переходила в большое зеркало.

Из крана потекла прохладная вода. Антон наклонился над раковиной и, набрав воду в ладони, с удовольствием плеснул себе в лицо. Он почувствовал бодрость. Антон повторил несколько раз процедуру, после чего, выпрямившись, посмотрел на свое отражение.

Разглядеть себя ему мешали капли воды. Тогда он протер глаза и вновь взглянул в зеркало.

– Странно, – машинально произнес он, реагируя на увиденное. Его кожа приобрела неестественный светло-серый оттенок. Он разглядывал свою зеркальную копию, и ему с каждым мгновением становилось все тревожнее и тревожнее.

«Может, что-то съел не то», – подумал Антон, и в тот же самый миг почувствовал приступ тошноты.

Желудок начал судорожно сокращаться, и его вывернуло наизнанку прямо в раковину. Не успел Антон вновь выпрямиться, как увидел в отражении, что его шея распухла, щеки раздулись, будто рот наполнился до отказа водой, а потом нечто твердое с силой стало давить изнутри, пытаясь выбраться наружу.

В следующий момент он, поддавшись неведомой силе, открыл рот, и тут же из него высунулась костлявая рука с длинными, толстыми, заостренными когтями на концах пальцев. Антон хотел закричать, но раздалось лишь мычание.

Давление нарастало. Он понял, что вслед за первой наружу, как червь из земли, выбирается вторая рука. Ей явно не хватало места.

Он испытал ужасную боль, когда кожа на щеках стала лопаться, сделав рот в два раза шире, а голова запрокинулась назад, но Антон успел увидеть, как изо рта выбирается другая конечность.

Кровь брызнула в глаза, лишив его зрения. Его руки и ноги задергались в конвульсии.

В следующий миг Антон осознал, что находится в спальне, где провел минувшую ночь. Он лихорадочно трясся и кричал, лежа на кровати, не властный над своим телом. Скоро крик перешел в хрип. Именно в этот момент в комнату вбежала домработница Лизы.

– Аминь, святой дух, – затараторила она. – Что с вами случилось? Господи, боже мой!

Она навалилась на него и обхватила обеими руками, не давая ему двигаться, чтобы он не покалечил себя, при этом продолжая причитать.

Сколько длилась борьба, Антон не знал, но с каждой секундой, сдерживаемые Тамарой, его рывки становились все слабее и слабее, пока наконец не прекратились.

Увидев, что Антон успокоился, домработница встала с него и осмотрела.

– Со мной все хорошо, – просипел он, пытаясь присесть и натягивая на себя одеяло, чтобы скрыть наготу.

В комнате все было так же, как и во сне – разбросаны вещи, открыто окно. Антону стало стыдно. Он понял, что все произошедшее с ним только что – сон.

– Извините, – виновато произнес Антон.

– Да что вы, что вы! – опять скороговоркой выпалила Тамара. – Это вы меня извините. Я, кажется, вас немного помяла. Но я не специально, боялась, что вы с кровати упадете и не ровен час себе что-нибудь сломаете. Слава богу, все обошлось.

Она вздохнула и уставилась на Антона. Оба молчали и пауза начала затягиваться.

– Можно, я оденусь? – спросил Антон, надеясь, что женщина, наконец, уйдет.

– Да, да, – взмахнув руками, – ответила работница и быстро направилась к выходу. – Если что, я буду рядом за дверью. Зовите.

Антон дождался, когда Тамара закроет за собой дверь, встал с кровати и, собрав свою одежду, надел ее. Убираться в комнате не было сил, их окончательно отнял кошмар.

В коридоре у дверей стояла обеспокоенная Тамара.

– Вам помочь? – предложила она.

Антон отрицательно покачал головой.

– Я сам, – просипел он. – Вы в комнате приберите. Хорошо?

Опираясь о стенку, Антон кое-как добрался до ванной. Некоторое время он стоял, боясь зайти внутрь, но поборов свои страхи, все же зашел. Ничего пугающего или опасного в ванной не оказалось, умываясь, он с опаской поглядывал на свое отражение в зеркале и старался не наклоняться над раковиной. Холодная вода придала ему немного сил.

Антон вернулся в комнату. Тамара уже заканчивала там уборку, накрывая покрывалом кровать.

– А Лизы дома нет? – спросил Антон.

– Ой, – с испугом вскрикнула Тамара, поворачиваясь на голос гостя.



Кожуханов Николай

Отредактировано: 27.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться