Жнец крови и пепла

Размер шрифта: - +

Глава 11

Киара твердо решила молчать о случившемся — в конце концов, если твари не удалось захватить её разум с первой попытки, то теперь, без элемента внезапности, это и вовсе невозможно…

Другое дело, что тварь, похоже, и не думала захватывать чей-то там разум.

Нет, она спокойненько сидела в какой-нибудь богами забытой дыре и планомерно насылала кошмары. Хотела взять измором.

К Дальгору по-прежнему не хотелось, однако визит к Силве понемногу начинал казаться насущной необходимостью. Другое дело, что тот наябедничает коммандеру — «ради твоего же блага, Киа!»

— Побойся Хладной, сержант Блэр! — вытаращился дежурный с деланным ужасом, стоило ей появиться на пороге морга. — Семь тридцать на часах, ты что тут делаешь?!

— Иди ты к троллю в задницу, Лестер, — огрызнулась Киара вместо приветствия.

— Я тоже тебя люблю, принцесса.

Она закатила глаза и отперла дверь закрепленного за её отрядом отсека. Но работать ничуть не хотелось, да и до начала рабочего дня оставалось ещё полчаса.

«И правда, — хмыкнула Киара, призывая из своей спальни книгу — благо помнила, где именно та лежит, — что я здесь делаю? Дочитать книжку и дома можно было».

Но дома Зейра, и если бы той вздумалось проснуться пораньше, поток нескончаемой трескотни был бы обеспечен. А голова и без того болела. В морге же никто не помешает…

…да как бы не так.

Киара сидела на своем любимом столе и дочитывала «Синтаксические особенности», когда в морге нежданно-негаданно объявился приснопамятный боевик. Честно говоря, после несусветной красоты в виде своих рук, погруженных в чужие кишки, она робко надеялась, что Эйнтхартен пойдет к своему клятому шефу и смотает удочки под каким-нибудь благовидным предолгом. Даже с учетом многолетнего опыта и профдеформации Киаре хватало ума понять, что нормальному человеку некромантские будни могут основательно подпортить и аппетит, и психику.

Кажется, он собирался поздороваться, уже начал было речь с приевшегося «светлого дня», как вдруг запнулся на полуслове и с нескрываемым подозрением уставился на неё.

— Эм-м, Киара?

— Чего тебе? — не менее подозрительно откликнулась она.

— Ничего, — пожал плечами он и занял уже привычное место у дальнего стола. — Блондинкой ты мне нравилась больше.

Блондинкой Киара и сама себе больше нравилась, как бы ни бранилась на дурацкие непослушные кудри, со сна напоминающие львиную гриву. Но на работу предпочитала ходить в более… некромантском обличье: гладкие иссиня-черные волосы, беломраморное лицо, густо подведенные глаза и помада цвета венозной крови. Выглядело весьма стервозно и куда более внушительно, нежели юная кучерявая феечка с конопатым носом.

— Твои проблемы, сладенький. — Она резким движением захлопнула книгу и отошла к шкафчику, чтобы её припрятать — двадцать золотых и две недочитанные главы следовало поберечь от всяческих напастей. — Просто интересно: от чего ты меня будешь охранять в морге?

— Ну, например, от зомби, которых ты явно собираешься поднимать без страхующего некроманта. И у меня приказ — сопровождать тебя во всём, что связано с твоим делом. Как бы это ни раздражало нас обоих.

— Это совершенно идиотский приказ, — проворчала Киара, хлопнув дверцей шкафчика. — Ладно, демоны с тобой, развлекайся. Заодно протокол допроса запишешь, хоть какая-то польза.

Пройдя к выходу из отсека, она левитировала из камер трупы Гриер и Орош, чтобы рявкнуть:

— Лестер, не кемарь там в уголке! Запиши: девяносто восьмой и сто тридцатый.

— Да, ваше высочество, — осклабился дежурный. — Мне оставить вас вдвоем? Простите, вчетвером…

— Заткнись на хрен!

Обрубив запертой дверью гадливое хихиканье этого ехидного пустобреха Лестера, Киара расположила тела на секционных столах и придирчиво прикинула расстояние — магический фон двух некрообъектов вполне мог резонировать, если расположить их слишком близко друг от друга. Что было нежелательно… Удовлетворенно кивнув, она стянула с себя форменный китель и принялась за работу — привычную, давно уже не вызывающую ни отвращения, ни благоговения, ни страха. Лишь холодное любопытство и легкий предвкушающий трепет от предстоящего касания с силами Хладной.

Начинать следовало с защитной программы. Предусмотрительно закатав рукава рубашки, Киара перехватила ритуальный кинжал поудобнее и, высвобождая понемногу силу, нанесла себе первый порез — глубокий и неровный, волнообразно огибающий все защитные татуировки на её руке. Из раны тут же хлынула кровь, частой капелью барабаня по каменному полу, смешиваясь с сырой магией и растекаясь причудливым узором рун. Внимательно глядя под ноги, чтобы не наступить на какой-нибудь знак — тогда защиту придется снимать и возводить заново, — Киара поочередно нанесла хаотичную с виду мешанину кровавых отпечатков на холодные лбы покойниц, то же самое проделала с их ладонями. Подкрепленное магией усилие мысли — и медленно подсыхающая красно-бурая мазня обрела знакомые любому некросу очертания — рунический символ с говорящим названием «Поцелуй Госпожи».

Ослабив поток хлещущей из порезов крови, она приблизилась к Эйнтхартену — тот всё это время наблюдал за ней зачарованно и самую малость опасливо. Странноватая реакция, уж как для боевика.

— Твой первый раз? — Киара не удержалась от язвительной усмешки. — Коль уж так рвешься поприсутствовать, нанесу тебе защитные руны — примерно как на телах. Надеюсь, ты не брезгливый.

— Н-не очень, — несколько заторможено проговорил Марк, прежде чем стащить китель, закатать рукава и подойти ближе.



Александра Гринберг, Анна Змеевская

Отредактировано: 19.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться