Жребий Гутрун

Размер шрифта: - +

Фрагмент

Послышался скрежет камня, и в пространство, прежде заполненное лишь смиренной тьмой, прокрался мерцающий свет. По лоснящимся черным стенам, словно призраки прошлого, затанцевали бесформенные тени. Казалось бы, внутри пещеры лишь пустота, но тут эхом разнесся таинственный и пугающий звон. Сначала короткий и тихий, а затем громче, словно что-то пробудилось ото сна.

- Кха-а-а... этхо ты, Тюрррр….

Демиурга обдало горячим и зловонным воздухом, словно открылась глотка Хельхейма. Он подошел еще ближе, пока его ноги не увязли по щиколотки в чем-то отвратительно слизком, а свет факела не добрался до огромного куска розовой плоти, судорожно подрагивавшего и выгибающегося в этом прозрачном болоте.

Тюр поднял локоть выше, и теперь мог разглядеть не только сам язык, а и гигантский меч, пронизавший челюсть чудовища и упиравшийся рукоятью в самое небо, не позволяя ему закрыть пасть. Острые, как вершины скал, зубы размыто отражали облик гостя.

- Знаю, ты не скучал по мне, - молвил демиург, ни на йоту не содрогнувшись при виде своего былого друга.

- О дха, я скучхал только по твоим кишкхам, которые мне никхак не выпотрошить из тебхя, - с трудом проговорил Фенрир. Ему понадобилось немало лет, чтобы научиться разговаривать с мечом во рту.

- Я бы погладил тебя, как раньше, но теперь у меня только одна рука, и она занята факелом, - ехидно улыбаясь, сказал Тюр.

Огромное тело Фенрира затряслось в скованном смехе, и вместе с тем зазвенели легендарные цепи, выкованные гномами и удерживавшие зверя на одном месте. В его желтых глазницах отразилось насмешливое лицо вечно прекрасного и молодого демиурга. Но тут чудовищный смех резко прекратился, и массивная, покрытая темной шерстью и вооруженная крючковатыми когтями лапа дернулась в попытке растерзать Тюра, однако, цепи сдержали удар, еще больше затянувшись на теле Волка.

Демиург, тем не менее, стоял неподвижно. Все, чего добился зверь — лишь еще более широка улыбка ненавистного предателя.

«На самом деле я сожалею. Я сожалею, старый друг.» - подумал Тюр. Но узнай Фенрир его мысли, это дало бы ему силы для борьбы и приблизило бы злое пророчество.

- Зачхем ты пришел? - со вздохом произнес Волк.

- Боги прятали от нас кое-что. Вернее, кое-кого. Думали, ее не найдут в этом неприглядном городке, - начал демиург, любивший недосказанности и намеки.

- Ее? - принял игру Фенрир.

- Я пока не знаю, кто она, но эта девочка — точно не дитя человеческое. Я почувствовал в ней что-то от твоей сестры.

- Хель?

Задумчивое молчание.

- Если так, - продолжил Тюр, - то скоро ей предстоит выбрать сторону. Возможно, она могла бы стать тебе неплохим союзником, когда придет время великого сражения.

- Зачхем ты говоришь мне этхо, предатель?

Умный волк. Будь он глупым, как его сородичи из мира людей, Тюр не лишился бы руки. У демиурга имелись особые планы на девочку. Когда-то, вопреки всему, он любил Хель. Он знал ее не как беспощадную богиню смерти, а как женщину, которая не выбирала свою судьбу, которая хотела бы родиться человеком и быть счастливой, осознавая свою смертность. Если это дитя действительно было порождено ее лоном, другие асы попытаются убить девочку, боясь, что та восстанет против них. Они не знают, что Хель на самом деле никогда не была только на стороне зла, и что ее дочь может унаследовать от нее то светлое, что всегда пряталось в глубине души ее матери.

- Я пришел, чтобы сказать, что я защищу ее. Но я не позволю ей выбрать твою сторону. Сторону разрушения и скорби.

- Ты бхольше не бог! - зычно напомнил ему Волк, - Тхы живешь среди людьхей и уподобился им. Кхак ты собираешься противостхоять всемогущим асам?

- Со временем она научится противостоять им сама.

- Не тьхажела ли ноша для однорукхого демиурга? - после недолго молчания спросил Фенрир.

- Время покажет.



Илва Стрельцова

Отредактировано: 25.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться