Жуткая Женя

Размер шрифта: - +

Глава шестнадцатая. Вера в человечество

Эрхар предложил выварить голову Гавра до кости, отшлифовать и вставить в глазницы полудрагоценные камни. Утверждал, что выйдет отличная ритуальная чаша. Но Вова не планировал в ближайшее время пить кровь девственниц из вражьего черепа, поэтому останки майора Собакина упокоились на пологом берегу одного из бесчисленных притоков Волги.

 

Вернуться на трассу Лухманов не рискнул. На просьбу варлока раздобыть новую «самоходную телегу» тоже ответил отказом.

 

 - Хватит с меня смертей, - ультимативно заявил он. – На моих руках и так слишком много крови.

 - Подумаешь, - равнодушно фыркнул Эрхар. – Не хочешь посылать за телегой Поедуна, так купи. Богатства-то свои куда заныкал?

 - Не твоё собачье дело, - устало огрызнулся Вова, вытирая пот со лба.

 

Жара стояла невыносимая. Чистое небо казалось белёсым. Раскалённая потрескавшаяся земля жгла ступни даже через подошвы. Вова давным-давно снял мокрую насквозь футболку. Теперь хотелось содрать кожу. Ужас! В аду, должно быть, и то прохладнее.

Женя, понятное дело, не жаловалась. Ещё бы! Слопала четверых дэпээсников – сыта, довольна. Мурлычет что-то себе под нос и, как всегда, улыбается. Доберман Клей тоже в приподнятом настроении: никакая жара ему нипочём.

Самое нелепое, что Лухманов не имел ни малейшего представления, где они находятся, но при этом точно знал – куда идти.

 

И они шли. Шли и шли. Обходили стороной деревни. Набирали воду в речушках и крошечных озерцах. Ночами Решетникова исчезала, а поутру возвращалась с задушенными курами и кроликами. Один раз приволокла козу.

 

Всякий раз, когда вдалеке маячили железнодорожные полустанки, Вова боролся с искушением впрыгнуть в проходящий товарняк. Но куда идут эти поезда? Увезут ещё куда-нибудь в Мурманск. Нет, не дело это. Эх! Машину бы! Машину!

 

 - Привал, - прохрипел Лухманов и рухнул задом на песок. Всё. Нет больше сил. Сегодня они шли почти пятнадцать часов. К таким пешим прогулкам жизнь его не готовила.

 

 - Говорю тебе, телега нужна, упрямый ты баран, - Эрхар растянулся рядом. – Собиратель костей может ждать целую вечность, но готов ли ты вечность брести сквозь пустыню?

 - Это не пустыня, а степь, - Вова уронил голову на руки. Как он скучал сейчас по Московским холодам! – Где я тебе в степи телегу возьму?

 - Поручи заботы демону. Твоё дело – приказать…

 - Я же сказал: нет! Не собираюсь я убивать ради те… ради машины!

 - Плохой какой-то ты чернокнижник, Вова, - пёс зевнул. – Неправильный. Принципы какие-то выдумал. Людей жалеешь. А за что их жалеть? Все сплошь лгуны и завистники.

Предатели, подлецы да трУсы.

 

Вова с минуту молчал, наблюдая, как Женя роет яму для костра.

 - Зря ты так, Эрхар. Совсем в человечество веру потерял.

 - А я и не находил. Мне ни к чему. Я – варлок.

 

Вова улёгся на спину. Закрыл глаза. Что за глупые споры? Надоело. В детстве он мечтал стать космонавтом, но никак не чернокнижником. Так что надо поскорее отправить Душегуба с Поедуном восвояси и вернуться к нормальной жизни. Спокойной, размеренной, полной удовольствий жизни. Его ждёт миллион евро, надёжно припрятанный на трех разных счетах. В комплекте с Решетниковой – весьма заманчивая перспектива. Ох, ну и заживут они! Уютный особняк где-нибудь на Средиземноморском побережье, яхта, шикарная мощная…

 

 -Телега!

 

Выдернутый из фантазий, как карась из воды, Лухманов нахмурился.

 - Эрхар! Сколько можно? Я тебе уже всё про телегу объяснил.

 - Разуй же свои ясные очи, о упрямейший из ослов! – доберман боднул его мордой. – Смотри!

 

Вова сел … и от удивления приоткрыл рот. Ну ничего себе! По степным просторам, вздымая клубы пыли, мчалась, пожалуй, одна из лучших полноприводных отечественных телег: УАЗ Патриот.

 

Лухманов вскочил, намереваясь крикнуть (глупая мысль), но краткий миг радости сменился обжигающим ужасом. Ну нет! Новых жертв он не допустит!

 - Женя! – Поедун тотчас вытянулся по струнке. – Не смей их жрать, слышишь? А ты, - Вове хотелось испепелить Эрхара взглядом. – Помалкивай, понял? И чтобы без фокусов! А то всех уволю к чёртовой матери!

 

 - А парень-то растёт, - ухмыльнулся Душегуб, обращаясь к бывшему миньону, и снова повернулся к Лухманову: - Думаешь, нас подвезут просто по доброте душевной? Эх, Вальдемар… Попадём мы как кур в ощип с твоей верой в человечество!



Леока Хабарова

Отредактировано: 20.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться