Зигзаг судьбы 2

Глава 3

Глава 3

Витори Ристаль

 Тащится еще сутки со скоростью транспортника, осторожно крадущегося через космос, не было сил ни желания. Плотные нестабильные астероидные поля делали невозможным применение гипердвигателя. Вынырнуть из гиперпространства в гуще каменных глыб, летящих на космических скоростях - верная смерть. Никакая защита долго не продержится. Проводники знали проходы в этих лабиринтах. Но и их знания не были абсолютными. Поля имели свойство время от времени перестраиваться. С черепашьей скоростью мы двигались, обминая самые опасные участки. За эти дни в своей каюте перечитала дела своих подчиненных, изучила сводки и рапорты от патрулей. Ситуация в этом секторе всегда была сложной. Еще на занятиях в академии сектор Элизий, негласно именуемый «помойкой», приводили в пример, как наиболее сложный и опасный для работы.

 Астероидные поля таили в себе много ловушек. Пираты и контрабандисты, пользуясь естественным природным прикрытием, расположили там свои перевалочные базы, недоступные для поисков пограничников. Сканеры, настроенные на обнаружение космических кораблей, сходили с ума, из-за большого количества метеоритного железа в астероидах. Радиоволны отклонялись, и сообщения приходили с опозданием или вовсе терялись. Адское местечко, где пограничные дозоры в непредвиденных случаях могли рассчитывать только на себя. Я сама еще не верила, что добровольно попросилась на должность Главы, который отвечает за все это. Но глаза бояться, мозги думают, а руки делают. В первую очередь стоило заручиться поддержкой и уважением местных вояк. Из личных дел, я вычленила местного лидера и темную лошадку. Полковник Маркус Ластер. С голограммы на меня смотрел симпатичный брюнет лет на пять старше. Насмешливый прищур, излом смоляных бровей, высокие скулы, смуглое лицо типичного южанина с Земли, нос, некогда имевший идеальные пропорции, которым позавидовали бы аристократы, имел следы сросшегося перелома.

Похоже, наш полковник охочий помахать кулаками. С его темпераментом не удивительно.

 Коротко стриженые иссиня-черные волосы на левом виске были выбриты в замысловатую фигуру. Знакомый знак кобры, держащий в зубах меч, которым щеголяли все выпускники Таможенной Академии был пожизненным клеймом. Даже для девушек. Зная захватническую политику Аршрана, объединения, состоящего из нескольких планетарных систем, основной из которых был Риштван, родина остроухих блондинов-снобов, верно предположить, что никакого отношения к таможенной службе выпускники академии не имели. Ради видимости соблюдения прав граждан планет, ассимилированных в ходе обмена культурными и научными достижениями, был придуман этот фарс. На самом деле на факультетах академии готовились специалисты по контролю над ситуацией и устранению проблем с другими расами в различных секторах, принадлежащих Альянсу. Дав клятву о неразглашении эти «таможенники» отправлялись в приграничные районы нести покой и заботу народам, добровольно или не совсем добровольно вступившим в Альянс. Как выпускник факультета разведки, я знала тайны, которые поклялась унести с собой в могилу. Одной из них была истинная суть «таможенной службы». Ашран был жесток к непокорным.

Не желающие добровольно присоединиться к Альянсу подвергались Консервации. В атмосферу планеты распылялся газ, погружавший все живое в особый вид анабиоза. Жизнь замирала. Тела под воздействием газа могли без ущерба храниться при любых погодных условиях неопределенное количество времени. Вроде бы ничего страшного на первый взгляд. В грязной политике всегда есть то самое «но». Если физиологии не было нанесено ощутимого вреда, то психика разрушалась. Перед погружением в сон, мозг запоминал последнюю владеющую человеком эмоцию и в течение сна, иногда длящегося не один год, воспроизводил ее. О чем думали беззащитные люди перед лицом насильственной процедуры Консервации? Страх, ненависть, агрессия. Как долго сопротивляется такому прессингу из негатива мозг? Не так долго, чтобы была возможность сохранить расу. Не имеющие возможности очнуться беспомощные  люди постепенно сходили с ума. После того, как газ распадался, планета оставалась во власти безумцев. Моя мама попала под Консервацию. Ей повезло остаться разумной. Ее спасла музыка. Наушники, в которых она отключилась на занятиях в школе, спасли ее разум.

 Я вздохнула, вспомнив, как тяжело переживала мама, вспоминая этот период своей жизни. С тех пор под Консервацию попали еще несколько планет, не пожелавших стать частью Альянса. Но и тем, кто добровольно согласился, Аршран не доверял. Для этого были нужны такие специалисты как полковник Ластер. Я вновь вернулась к личному делу, разглядывая крепкую высокую фигуру смуглого и темноглазого мужчины. Отличные показатели в академии, которую закончил с боевой наградой. Успел отличиться на практике. Исполнительный и преданный делу. Лидер, снискавший авторитет на разумных решениях и справедливости. Он, тем не менее, проявлял импульсивность там, где дело касалось личных амбиций. Бодался наш полковник исключительно с начальством. А так же имел пунктик против красивых и умных женщин. Именно в таком сочетании редко сочетаемых в одной женщине качеств. Хотя по отдельности вполне переваривал.

 Я вздохнула. Не хотелось иметь личного помощника, который настроен против тебя заочно. Верный признак, что притираться будем больно и трудно. Хотя, кто сказал, что он посчитает меня умной и красивой? Предчувствия не обманули.

Встретив конвой, высланный с базы, я перешла на быстроходный крейсер и сократила время пути. Проходя по космической базе, отмечала общее запустение и расхлябанный вид личного состава. При встрече приветствия отдавали не многие. Обитатели, в основном молодые мужчины, оценивающе пробегались взглядом по фигуре или откровенно пялились, изумленно открыв рты. Гнев попридержала. Ознакомлюсь с делами и объявлю всеобщий сбор, там и познакомимся.



Светлана Титова

Отредактировано: 02.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться