Зигзаг судьбы 2

Глава 25

Глава 25

Витори Ристаль

  Я утонула в мягком и широком кресле в кают-компании, округлого уютного помещения, выдержанного в нераздражающих глаз оттенках.  Обставленная мягкими диванами и стульями, со своим баром и музыкальным центром комната могла похвастаться редкими растениями со всех концов исследованного космоса, сделавшими честь любой оранжерее.

 Не спеша потягивала вино, вновь прокручивая в голове события прошедшего вечера и ночи. Выбравшись из кабинета Рамины и благополучно миновав пост охраны я, похоже, растратила лимит удачи на сегодня и за дверьми лифта столкнулась нос к носу со своим личным кошмаром, Ронаном Берге. Узнав в опешившей от неожиданности блондинке свою бывшую ученицу, его обычно неприветливое лицо просияло счастливейшей из улыбок. Так мог улыбаться бедный сирота, в одночасье узнавший, что весь мешок подарков от Санты достанется ему одному. На мое сухое «добрый вечер», он ответил объятиями(!) и поцелуем в щеку(!). Сделал комплимент, похвалив платье, прическу, чем окончательно вогнал в ступор. В голове крутилась сумасшедшая мысль, не попала ли я в параллельную вселенную, где Ронан Берге симпатизирует мне. От удивления выдавила из себя пару дежурных фраз о работе и самочувствие. Ронан, понятливо усмехаясь на мою растерянность, нежно поцеловав ладонь, пристроил на сгибе локтя и повел в зал, где гремела музыка. Я украдкой ущипнула себя, надеясь, что все это сон. В итоге, помучившись, решила, что ко мне его веселость имеет косвенное отношение, он просто рад концу затянувшейся войны с вар-танцами, и закрыла для себя вопрос пугающе-резкой перемены в его отношении. Его расспросы, где я пропадала и почему спускалась лифтом из закрытой для посетителей в это время зоны, вернул меня в способное рассуждать состояние. Вспомнив о странной ситуации, сложившейся вокруг моего сектора, решила довериться Ронану. Нежные, сочувствующие, заботливые ноты в голосе, так не похожие на прежнее ледяное равнодушие, сбивали с толку. Отец мог бы помочь, но впутывать дорогих мне людей, рискуя их жизнью, я не хотела. Притормозив, попросила Берге о серьезном разговоре в месте, где нас не подслушают. Он странно просиял от моих слов, кивнул и направился к лестнице. Найдя пустой закуток, я выложила все, что узнала в кабинете Рамины, присовокупив к рассказу флешку с информацией. Рон, до этого обаятельно улыбавшийся, посерьезнел. Аккуратно спрятал кристалл с записью и пообещал во всем разобраться.

 Ронан стоял совсем рядом. Запах морского бриза туманил разум как когда-то давным-давно в прошлой жизни. Потемневший взгляд с жадностью разглядывал каждую черточку лица, губы такие желанные когда-то были совсем рядом. Подайся я чуть вперед и получу тот самый поцелуй, о котором мечтала столько лет. Но я не двигалась, глядя в темную синеву глаз. Удивление от неожиданной встречи ушло, и я чувствовала, как холод безразличия наполняет те закутки души, где ранее корчилось в муках неразделенное чувство к бывшему куратору. Ронан такой желанный, единственный, казался далеким прошлым. Всего лишь болезненным воспоминанием. Захотелось, как в детстве прижаться к Эшли или маме, ища тепла и сострадания.   

 В устремленных на меня самых прекрасных глазах я видела, как рушится мой прежний мир. Тот, где каждый вздох, каждое движение были посвящены Ронану Берге. Я так привыкла руководствоваться его оценкой, что теперь чувствовала себя новорожденным младенцем, не знающим как быть дальше. И как младенец, я не нашла ничего лучше, чем зареветь. Ну, пара слезинок точно скатилась по щекам. Это спасло от поцелуя. Рон принял слезы за страх. Успокоил, обещая помощь, и повел в зал. Не спросив согласия, влился в круг танцующих, на ходу попадая в музыкальный ритм. Заставил  меня отвлечься и сосредоточиться на танцевальных па. Я старательно перебирала ногами, разглядывая веселящуюся в приличном подпитии публику из-за плеча Ронана. Взгляд зацепился за яркий всполох рыжих волос, усыпанных украшениями. Каролла, стоя ко мне спиной, эмоционально разговаривала с Ластером. Перед тем, как Берге развернул меня, успела заметить, как полковник нежно коснулся ее лица и наклонился для поцелуя. Внутри что-то больно сжалось, я отвернулась, не желая видеть продолжение.

 Мое удивление, смешанное с изрядной долей возмущения надо было видеть, когда наглый полковник обнял меня перед родителями и Берге, продолжая играть в «обручение». Знатно он повеселился за нас счет, представившись моим женихом. Я-то понадеялась, что Эшли подготовит родителей. Но вредная сестрица не стала брать огонь на себя, предоставив отдуваться мне. Получилось из рук вон плохо. В растрепанных чувствах не смогла и слова выдавить. Маркус старался за двоих. Я же краем глаза наблюдала за Ронаном, которого совсем не обрадовала новость о моем обручении. Это и понятно, столько лет безответная любовь грела его мужское самолюбие. Мальчики не любят расставаться с тем, что уже считают своим. Даже если оно им совсем не нужно.  

 Наконец-то этот фарс закончился! Сейчас полковник занят в рубке, задает параметры гиперпрыжка. Я же напиваюсь вином и наслаждаюсь тишиной и одиночеством. О том, как буду все объяснять родителям, думать не хотелось. Резко поднявшись, отошла к музыкальной панели, в поисках подходящей к настроению мелодии. Руки мягко обняли талию, горячие губы скользнули по шее к плечу.

    - Выбери что-нибудь родное. Земляне знали толк в музыке, - губы полковника нашли чувствительное местечко за ушком. Тело отреагировало дрожью на горячее прикосновение.- Романтическое, подходящее случаю.

Испугавшись собственной реакции, резко отстранилась, стараясь вывернуться из цепких пальцев.

    - Маркус, игра закончена,- раздраженно заметила я, отступая подальше от Ластера.- Ты заигрался. Выходи из образа, а объятия и поцелуи прибереги для своих подружек.

Передо мной мелькнула картинка склонившегося в поцелуе к Каролле мужчины. Хмыкнув, отвернулась, отступив подальше. Ноги заныли, требуя присесть. С завистью глянула на полковника, успевшего сменить смокинг на удобную форму. На мне было все то же вечернее платье. Будучи после приема в полном раздрае чувств не нашла сил переодеться. Тогда хотелось напиться и стереть эти несколько часов из памяти. Сейчас жалела, мучая ноги высокими каблуками.



Светлана Титова

Отредактировано: 02.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться