Зимний Рассвет

Глава 2. Надежда на спасение

      Стройные деревья, покрытые серебром инея переливались в мягких лучах рассветного солнца, отражая свет и заставляя плясать блики на стенах домов. Город только просыпался, неохотно погружаясь в рутинную заботу. Ставни отворялись, пропуская свежий морозный воздух в тёплые помещения. Только в одном помещении было существо, которое за всю ночь не сомкнуло глаз, наблюдая за маленькой девочкой, спящей в коконе из одеял.

      Мелькор.

      Тот, что восстает в могуществе.

      Он не испытывал стыда за то, что когда-то совершал. Он был разрушителем; это было заложено в его природе, и та боль, которую причиняла Арде дисгармония была естественной: не более, чем родовыми муками мира, остановленного по воле жестокого творца на полпути к полноценной жизни.

      Он убивал. Под его поступью рушились города и меняли форму континенты. Целые народы падали в объятия тьмы из-за него – и никого из них он не смог спасти, когда пришло время воздаяния.

      Воздаяние. Величайшая ложь, придуманная тем, кто породил его, его братьев и сестер.

      Он не испытывал стыда, но чувство вины за тех, кого не удалось спасти, всегда дремало где-то в глубине его груди, оставшись там тлеющими угольками, когда пламя мести выжгло все, до чего могло добраться.

      И все же сейчас падший вала улыбался.

      Улыбался, глядя на неё. Девочку, сумевшую спасти его в момент конечной гибели. Ведь именно она стала его якорем в этом мире, полным непонимания к таким, как они - к наделённым Силой. Чем бы это для него ни кончилось, он должен ей помочь. 

      Защитить её и спасти, он не смог в своём мире, но он должен в этом. Он, Мелькор, будет с ней рядом, что бы ни случилось он обещает.

      Безмолвное, мысленное обещание самому себе было услышано эти миром и тоненькая ниточка энергии протянулась к нему, словно принимая окончательно в этом мире, давая возможность набрать сил из энергии этого мира. Его нового мира.
 

***



      Какой странный сон... Человек-из-камина...как его там?.. Мелькор, точно. Мель-кор... Противоречивое имя... Теплое и холодное одновременно... Жаль, что это был всего лишь сон...

      На сердце стало тоскливо. Впервые кто-то из взрослых не испугался её сил, а даже пообещал помочь. Но это был всего лишь сон...как жаль. 

      Девочка зажмурилась, не желая открывать глаза неприятной действительности, желая вернуться в сон. Она сама не заметила, как в порыве эмоций опять призвала снег.

      - Эльза? - тихий, но такой знакомый голос донесся как сквозь вату. - Эльза, что случилось? Тебе приснился кошмар?

      Сказать, что падший был удивлен подобным поворотом событий – значит, ничего не сказать. Он не ожидал, что девочка так быстро поверит ему – скорее он ждал всяческих подозрений и опаски, как должно было быть, следуя из того, что он успел прочитать в книгах (к слову говоря, том, который он только что отложил, был семнадцатым и последним из исторических гримуаров, найденных в библиотеке – остальные он успел прочитать за ночь). Впрочем, возможно, тут повлияло то, что она, во-первых, была маленькой принцессой, и потому не сталкивалась пока с жестокостью окружающего мира, и, во-вторых, сама была необычной.

      Да и, в третьих, как успел за эту ночь отметить темный вала, этот мир хоть и не был идеален, кажется, был заметно менее жестоким местом, чем Арда. Почему бы так ни получилось, в среднем он выглядел местом более дружелюбным по отношению к населявшим его существам. Возможно, свою роль тут играла личность создавшего его творца – но в этом Мелькор быть уверен не мог, потому что пока ему не довелось познакомиться с местным демиургом. Да не слишком-то и хотелось, по правде – общения с отцом и братьями хватило.

      Так или иначе, надо было что-то делать – не сидеть же просто так в замешательстве, в конце-то концов! И Мелькор принял наиболее мирное из доступных ему решений – просто аккуратно обнял принцессу в ответ, поглаживая ее по волосам. Тут ему в голову пришла последняя причина, по которой она так легко приняла его.

      Нелегко же ей пришлось, настолько отличающейся от других.

      - Не бойся, - снова улыбнувшись, ответил он на вопрос Эльзы. – Уходить я никуда не собираюсь. И силой пользоваться обучу – вот увидишь, у тебя все получится. Это совсем не так сложно, как может показаться.

      Благодарная детская улыбка, наполненная абсолютным счастьем была ему ответом.
 

***



      Дни шли, сменяясь неделями, а те, в свою очередь – месяцами. Эльза постепенно привыкла к тому, что в их замке теперь завелось очень необычное привидение, и старательно исполняла просьбу своего нового учителя, никому не рассказывая о его существовании. Хотя иногда так хотелось поделиться с сестрой! Впрочем, принцесса, несмотря на свой юный возраст, умела держать данное слово, и понимала, что если взрослые прознают о ее призрачном госте, те вполне могут понять все неправильно и запретить ей общаться с ним, или, что того хуже, позвать священников, чтобы изгнать духа.

      Они виделись каждый день. Как правило, Мелькор появлялся под вечер, проводя день в известных ему одному делах и заботах – впрочем, если у Эльзы выдавалась свободная минутка посреди дня, ей было достаточно только шепотом позвать его. 

      Он появлялся буквально в ту же секунду – просто мягко проявлялся прямо перед ней, ни разу не выразив недовольства по поводу того, что его оторвали от какого-то важного дела. Вечером же она делилась с ним впечатлениями о прошедшем дне, радостно и эмоционально рассказывая то о поездках на лошадях, о том, как прохладный ветер бьет в лицо и словно крылья развевается за спиной плащ, даря ощущения полета и свободы, то о торжественных приемах, которые последнее время все чаще стали устраивать родители, видя, что сила Эльзы почти перестала выходить из-под контроля, и став меньше бояться, что кому-то станет известна их тайна. Мелькор же внимательно слушал, давал советы и рассказывал различные истории из своего прошлого. В подавляющем большинстве, правда, они были мрачными - но вала старался предать им более красочные и добрые оттенки. Он рассказывал ей о прекрасных древах, что освещали мир, о трех великих камнях, что были самыми прекрасными и дорогими эльфийскими сокровищами, умалчивая про кровь и грязь, что сопровождала реальные события, превращая их в красивые легенды. Иногда же, когда выдавался совсем уж напряженный день или у Мелькора было особо хорошее настроение, он пел. Эти вечера Эльза особенно любила. Она любила слушать его мягкий, красивый голос, что дарил уют и спокойствие, унося ее в страну морфея. Это были песни других миров – нигде больше она не могла услышать их, что делало колыбельные вдвойне особенными. 

      Первый раз Мелькор спел ей в ее день рождения – это случилось через месяц после их первой встречи.

      - Не расстраивайся так, Эльза, вы завтра поговорите с Анной, помиритесь, и всё вновь будет как раньше, - девочка поругалась со своей сестрой и очень переживала по этому поводу. Ведь этот день должен был стать самым лучшим днём, но закончился печально. Мелькор погладил принцессу по светлым волосам, пытаясь успокоить. – А хочешь, я спою тебе колыбельную? – он и сам не знал, что на него нашло – столь неожиданным был порыв. – Хочешь услышать песню далекого мира? 

      Девочка только и могла, что несмело кивнуть. Эльза не смогла отказаться, очень уж давно она мечтала услышать, как поёт её учитель.

      - Но потом – ты успокоишься и уснешь, договорились? – притворно строгим голосом сказал вала, пытаясь припомнить одну песню, которую он когда-то слышал из уст менестрелей. 

      - Он позвал её в небо.
И она поднялась,
Стала мигом почти невесомой…
Он почувствовал с ней
Неразрывную связь –
Из ведущего
Стал вдруг ведомый
Этим странным созданием
Из мира теней
Грациозно кружившим при взлёте.
Он поверил в неё.
Он доверился ей
Целиком
В этом странном полёте.
И казалось,
Предчувствовал каждый виток,
Каждый взлёт её
Или паденье.
Он впервые забыл,
Что был так одинок
Под Луной
До её появленья.
А она возносилась
Стрелой в небеса
За собой его чувствуя силу.
И так ярко азартом горели глаза…
А его
Улыбались ей в спину.
Он держал её взглядом,
Над бездной держал
И боялся,
Что вдруг потеряет.
Он так много побед на Земле одержал
Но не знал,
Что любовь покоряет
В одночасье…
Не зная запретов живёт
Две души вместе слив воедино.
Что вот этот,
Быть может, последний полёт
Станет песней для них
Лебединой.
Ведь стремительный взлёт
Превращался в пике
И над самой землёй
прерывался.
И опять в небеса
Он за ней налегке,
Как за солнцем с утра
Поднимался.
Просто верил в неё.
И доверился ей
Целиком…
Не хотите не верьте!.
Два летящих дракона
С тех пор у людей
Стали символом
Жизни -
И Смерти.
*


      Эльза слушала, боясь лишний раз вздохнуть – голос проникал в самую душу, заставляя трепетать от восторга. Она и подумать не могла, что это будет так прекрасно, но не смотря на отчаянные попытки не заснуть, как только стихли последние слова, усталость взяла своё и девочка заснула со счастливой улыбкой на губах, сжимая в руках подарок учителя – маленького деревянного дракончика, при виде которого родители, зашедшие ночью проверить как ей спится, очень удивились, ибо не помнили его среди других подарков. Сама же Эльза только хитро и загадочно улыбалась. 

      С того дня Мелькор начал иногда петь ей, что еще сильнее укрепило их взаимосвязь. 

      Успехи в управлении снегом и холодом были значительными – девочка приходила в восторг от тех чудес, которые показывал ей учитель. Она и подумать не могла о том, что все это может быть настолько просто – но Мелькор с легкостью перехватывал контроль над ее пробуждающейся силой, помогая и направляя...

      - ...помнишь, что я тебе рассказывал? Представь, как все должно получиться и пожелай этого. Я помогу – направлю твою силу, как и в прошлый раз, - казалось, он в принципе не мог выйти из себя, хоть бы ему и приходилось объяснять одно и тоже много-много раз. Его голос всегда оставался одинаково мягким, с ласковыми нотками – Эльза и сама не заметила, как окончательно привязалась к своему ночному гостю.

      Вот и сейчас он в который раз объяснял ей, как управлять льдом – получалось неплохо, хотя Мелькору и приходилось вмешиваться для того, чтобы девочка смогла взять контроль над силами, и направлять ее в процессе. 

      - Давай! – в его голосе зазвучал азарт; самому вале тоже явно было интересно, что получится в итоге. Его чуть прохладные пальцы легли на виски Эльзы, и она зажмурилась, представляя, как с кончиков ее пальцев срывается невесомая пелена снежинок. Как она кружится по комнате, облетая ее... как отдельные снежинки блестят в неровном свете свечей... как их становится все больше... как они взвиваются к потолку, облетают люстру, не погасив огня, и спускаются к самому полу, врезаясь в него – и разлетаясь искрами по всему полу, заставляя его покрываться тонкой ледяной корочкой!

      Не выдержав, принцесса распахнула глаза, стараясь не потерять концентрацию – и увидела, что пол перед ней блестит, и вправду замерзший, как на катке! Улыбнувшись, она повела рукой, заставляя сорваться с пальцев целый комок снега – и тот рассыпался огромным сугробом. Еще несколько взмахов руками – и зал теперь был наполовину засыпан снегом, из-под которого все так же проглядывала не тающая ледяная гладь.

      Девочка все же рассмеялась, явно входя во вкус – теперь она пыталась создать из льда какую-то скульптуру, но на половине сбилась, услышав добавившийся к ее голосу негромкий смех Мелькора.

      - Что такое? – чуть возмущенно поинтересовалась она, явно недовольная тем, что ее прервали. – Я что, делаю что-то не так? И ты говорил, что я уже скоро смогу колдовать сама! Может, я уже могу попробовать? Ну пожа-алуйста! – просительный взгляд ее ярко-голубых глаз мог бы растопить и ледяную глыбу.

      - А ты не заметила, что в этот раз я тебе даже не помогал? – отсмеявшись, Мелькор хитро подмигнул принцессе. – Все это, - он повел рукой, указывая на заснеженный пейзаж зала, - сделала ты сама. Я не вмешивался, даже в начале.

      Последние его слова потонули в восторженном визге, который издала Эльза, бросаясь к нему и крепко-крепко обнимая, из-за чего, как вала мог почувствовать, по его плащу, там, где ткани касались маленькие ладошки, побежала корочка льда. Да, над самоконтролем надо будет еще поработать – но в остальном девочка справлялась просто отлично. По правде говоря, он не слишком-то рассчитывал, что она сможет освоить свои силы в столь юном возрасте – и дело тут было даже не в том, что учителем ее был почти что настоящий бог... хотя и в этом, конечно, тоже, как самодовольно подумал Мелькор, обнимая девочку в ответ.
 



Север-Тхэнн

Отредактировано: 01.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться