Зимний Рассвет

Глава 3. Разрушенные надежды

      - Рождена такой или проклята?

      Она не думала, что все может так обернуться. Раньше все было хорошо – так почему это должно было случиться именно сейчас?

      Эльза до сих пор не могла поверить в то, что произошло. Как их игра зашла так далеко? Как она могла промахнуться и ранить свою сестру вместо того, чтобы подхватить ее и не дать упасть?

      Тролли обещали помочь Анне – взамен на память о силах ее сестры. Не передать словами, какое облегчение ощутила Эльза, когда узнала, что та не погибнет – но мысль о том, что теперь ей придется скрывать свои необычные способности еще и от сестры пугала. Что-то в глубине ее души уже поняло, что все уже никогда не станет так, как раньше – ее сила была опасна, действительно опасна, и она, кажется, впервые по-настоящему это осознала. А ведь Мелькор ее предупреждал...

      Мелькор. Почему, почему она не послушала его?

      И почему он ушел – именно тогда, когда был нужен больше всего?

      Впрочем, как бы Эльзе ни хотелось в порыве детского, жестокого эгоизма обвинить своего учителя во всех грехах, она понимала, что он был не причем. Он пытался научить ее самоконтролю, и даже заставил поклясться, что она не будет призывать холод в его отсутствие – и в том, что теперь случилось, была виновата только она сама.

      И от этого становилось еще хуже.

      - Твоя магия будет расти. В ней много красоты, и много опасности. Учись управлять ей. Страх - твой главный враг.

      Сколько раз Эльза уже слышала эти слова? Но теперь в них был какой-то пугающий по своей природе, мрачный оттенок. Она уже пыталась учиться, и что из этого вышло? Анна чуть не погибла по ее вине...

      Страх. Страх разрастался в душе, как когда-то давным-давно, в детстве. Холодными, острыми когтями царапал изнутри грудь, расползался по всему телу, заставляя мелко дрожать, только чувствуя, как по щекам бегут слезы.

      Мелькор...

      Анна была исцелена, но белая прядка осталась в ее волосах, словно бы вечным немым укором. Родители повезли их обратно в замок – копыта лошадей мерно стучали по дороге, и Эльза закрыла глаза, чтобы не видеть взглядов, которые бросали на нее отец с матерью, когда думали, что она не смотрит. В них она видела опаску – словно перед ними была не их дочь, принцесса Эльза, а какой-то смертельно опасный, например, ядовитый зверек.

      Возможно, ей только так казалось – но, все же, доля правды в мыслях принцессы определенно была.
 

***



      Ворота замка закрылись. 

      Никто не должен был узнать о силе Эльзы – особенно теперь, когда ее опасность проявилась в полной мере.

      Окна захлопнулись.

      Пока она не повзрослеет, пока не научится контролировать живущий внутри холод, все контакты с внешним миром придется исключить – ради ее же безопасности и ради блага других людей.

      Прислуга получила расчет.

      Эльза стояла на последнем открытом балконе, том, куда можно было выйти из ее комнаты, и беззвучно молила о помощи. День еще не прошел – но она надеялась, безумно надеялась, что Мелькор услышит ее и вернется раньше.

      Ей нужна была помощь.

      Он пришел на крыльях из молний.

      Грозовые тучи катились черным валом с востока, сопровождаемые штормом, поднятым, таким неестественным перемещением воздушных масс. Ослепительные разряды бушевали в сердцах облаков, сплетаясь между собой, образуя причудливые, невероятные фигуры. Дождя не было – хотя гром и разрывал небо оглушительными раскатами, ни одна капля воды и ни единая снежинка не упала на землю.

      Наконец, один из разрядов прорвал мрачную, угольно-черную оболочку – и ринулся к земле. Эльза только и успела, что зажмуриться от ослепительной вспышки – а в следующий момент ощутила, как ее крепко обнимают такие знакомые руки. Чуть слышно всхлипнув, принцесса уткнулась носом в плечо стоящего перед ней на коленях валы, молча, ничего не говоря – никакие слова не приходили в голову в этот темный час.

      Гроза постепенно стихала, так и не проронив ни одной капли дождя на замершую в ожидании землю.

      Наконец, пальцы падшего мягко легли на ее виски, заставляя приподнять голову. Ярко-голубые глаза встретились с непроницаемо-черными, напоминающими своим цветом лишенное даже памяти о звездах небо – и Эльза вдруг поняла, что рассказывать больше ничего не надо, что ее учитель и так знает, что случилось. А потому она только снова уткнулась носом ему в плечо, вдыхая запах озона и электричества, которым, казалось, был пропитан его плащ. Падший вала только бережно гладил ее по спине, шепча на ушко что-то о том, что все будет хорошо, и что он со всем разберется.

      Она уже почти успокоилась – как вдруг почувствовала, что прижавший ее к себе Мелькор напрягся, словно на его плечи вдруг обрушился многотонный груз. Темный поднялся на ноги, бросив жесткий взгляд куда-то на восток, прищурившись, словно пытаясь смотреть на многие мили вдаль.

      - Слушай меня, Эльза, - голос его стал чуть хрипловатым, напряженным. – Ты не виновата в том, что произошло – запомни это. Здесь творится что-то непонятное. Сейчас я исчезну, и не уверен, что смогу скоро вернуться – что-то пытается призвать меня, что-то очень сильное.

      Он на мгновение замолчал, почти до хруста сжав зубы. Принцесса увидела, что лицо его становится еще более бледным, чем обычно, а края силуэта постепенно начинают смазываться, словно Мелькор начинал переходить из этого мира в иной, проявляя свою сущность призрака.

      - Будь сильной, Эльза, - он снова опустился перед ней на одно колено, проводя ладонью по волосам, как тогда, в первый день их знакомства. – И ничего не бойся. В тебе – великая сила, и ты можешь ей управлять. Продолжай учиться, как я тебе показывал, и у тебя все получится. И главное – не позволяй никому управлять тобой.

      Он, с явным усилием улыбнувшись, растрепал волосы девочки, снова ловя ее взгляд своим. Сила, которая призывала валу, казалась в чем-то сродственной той, что питала его самого – только немного иной полярности. Он не знал, что ожидать от предстоящей встречи – а потому готовился к худшему варианту.

      - Эльза, - негромко произнес падший, ощущая, как его эфирное тело начинает распадаться от невероятного напряжения, от столкновения двух сил. – Я...

      Словно порыв ветра стер фигуру Мелькора, только что стоявшую перед принцессой. Ее рука, протянутая вперед, коснулась только воздуха – и в этот раз не было ни улетающих птиц, ни грозовых туч, ничего, что напоминало бы об уходящем учителе.

      - Мелькор...- тихий голос, полный такой неестественной для ребёнка горечи. Девочки, потерявшей за один день всё: доверие сёстры, близость родителей, учителя...

      Только начиная замерзать от промозглого ветра, Эльза поняла, что простояла, глядя в даль несколько часов, теряя надежду на счастливый исход. Это все из-за неё, она во всем виновата. Если бы она послушалась и исполнила обещание, ничего бы не произошло... Если бы...

      Принцесса не заметила, как дав волю чувствам: комната замерзала, холод проникал в каждый угол, покрывая инеем резную мебель и стены.

      И лишь завывания ветра были ответом ее безмолвному крику.



Север-Тхэнн

Отредактировано: 01.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться