Зита и Гита

Размер шрифта: - +

Зита и Гита

Я лениво переключила канал и откусила следующий пирожок. Если  проведу в таком режиме остаток отпуска, то не влезу ни в одну юбку. Первоначально я планировала задержаться у бабули на пару дней, но она так  обрадовалась моему приезду, так старательно выспрашивала, что бы я хотела на завтрак, обед и ужин, и уговаривала погостить хоть недельку, что я не смогла отказаться. В родном городе у меня остались только она и школьная подруга Нелли, которая приходила к нам с бабулей каждый вечер.

Бабуля шла смотреть любимые индийские фильмы, а подруга садилась рядом и жаловалась на жизнь.

На сегодняшний день главной её проблемой был работодатель.

– Знаешь, Кать, я уже боюсь, когда он звонит. Сначала всё было хорошо, –  вздыхала Нелли. – Я работала, старалась. По объектам ездила каждый день, с персоналом нашла общий язык. А потом он стал ко мне придираться.

Неллин шеф, действительно, вёл себя с ней, как рабовладелец из учебника истории. Без всякой необходимости он задерживал Нелли на работе допоздна, придумывал ненужные отчёты и глупые поручения. То она должна была лично разносить рекламные буклеты их фирмы, а потом в письменном виде сообщать, когда, сколько и кому удалось оставить проспектов. То весь день проверяла и пересчитывала накладные расходы, хотя этим всегда занималась пожилая дама-бухгалтер, к которой у шефа не было никаких претензий.

– Это клининговая компания, – объясняла Нелли. – У шефа небольшой, но давно налаженный бизнес. Из постоянного персонала он, бухгалтер и ещё один менеджер. Тот занимается всеми необходимыми закупками, ищет новых заказчиков, заключает договоры.

– А ты что делаешь?

– Работаю с персоналом. Утрясаю разные мелкие проблемы, то с рабочими, то с клиентами. Ну и вообще… На подхвате.

Это «на подхвате» мне не нравилось. Я люблю чёткое и понятное разделение труда, точный перечень обязанностей. В этом случае не надо волноваться и переживать, не суёшься ли ты в чужую профессиональную область. Да и свои права отстаивать проще. А с правами у Нелли было совсем плохо. Прав у неё на работе не было никаких.

Сегодня она пришла с опухшими глазами и даже отказалась от вкусных бабулиных пирожков.

– Плакала? – поразилась я. – Что случилось?

Нелли всхлипнула и тяжело опустилась на стул:

– Я работу нашла. Торговым представителем, в хорошую фирму.

– Отлично, – обрадовалась я.

– Завтра надо ехать в центр города на собеседование. Но я не могу, мне  утром надо в Лесково быть, у клиента! – зарыдала подруга.

Из кухни пришла бабушка.

– Нелюшка, деточка, ты заболела? – она испуганно всплеснула руками.

– Если я в Лесково не поеду, шеф меня точно уволит, – рыдала Нелли. – А вдруг на новое место не возьмут? Что тогда?

Бабуля ласково погладила Нелли по голове и протянула большой носовой платок.

В свои семьдесят бабуля была в здравом уме и трезвой памяти. Она быстро поняла, в чём заключаются Нелины страдания, принесла в комнату чай и большое блюдо с пирожками и шаньгами.

– Сначала поешь, – строго сказала она Нелли. – Поплакать всегда успеешь, дело нехитрое.

Подруга за обе щёки уплетала вкусную домашнюю выпечку и продолжала причитать:

– Останусь без работы, куда пойду? У меня кредит на машину, квартиру снимаю – сколько можно жить с родителями? Сейчас кризис, с работой тяжело, а мне надо долги выплатить и самой как-то прожить.

Бабуля подлила ей горячего чаю:

– Ничё, не война, с голоду не помрёшь. Ко мне приходи, всегда накормлю. А машину продашь.

От её утешений подруга едва не подавилась пирожком.

– У тебя же сейчас хорошая зарплата, зачем уходить? – удивилась я. – Шеф, конечно, с прибабахом, но вдруг на новом месте ещё хуже будет?

– Куда уж хуже? – взвыла Нелли.

Она рассказала, как вечерами пересчитывает прошлогодние отчёты и боится спросить, кому и зачем нужен этот мартышкин труд. Как сама идёт мыть полы вместо заболевшей уборщицы и выносить строительный мусор, потому что грузчик не отвечает на телефонные звонки.

– Знаешь, что я должна отвезти в Лесково?

Нелли прихватила с подноса ещё ватрушку и протянула мне тонкую папку.

Внутри лежали несколько листков, обычные прайсы, ничего интересного и секретного.

– У вас что, факс ещё не придумали? – спросила я.

– Всё у нас есть.  Сплошные нанотехнологии. Шеф меня видит раз в месяц. Указания даёт или по телефону, или по скайпу, прямо из дома. Может ближе к ночи позвонить – его, говорят, в прошлом году жена бросила, с другим уехала. Не спится теперь, наверное.

Я представила себя на месте подруги. Нет, пожалуй, долго бы не выдержала и уволилась.

Нелли тщательно подсчитывала время. Если она уедет в Лесково первой электричкой, то успеет вернуться к часу дня. В два назначено собеседование. Всё бы сложилось отлично, но ровно в четырнадцать часов она должна быть на работе и шеф, разумеется, проверит её присутствие.

– Катенька, побудь за меня, а? – Нелли умоляюще сложила ладони. – Тебе всего пару часов продержаться, к четырём я точно приеду в офис.

Я опешила. Кого мы хотим обмануть? Как можно выдать меня за Нелли? И что я буду отвечать её подчинённым, когда они позвонят и захотят решить со мной производственные вопросы? К тому же, и шеф, коллеги точно не слепые и не глухие, они сразу заметят подмену.

– Бухгалтерша уехала к сыну на свадьбу. Второй менеджер по средам после обеда в офисе никогда не бывает, у него тренировка. В скайпе выключишь камеру, мол, сломалась. Ну Катя, ну помоги мне!

– Правильно! – поддержала бабуля. – Устрой ему, Катерина, Зиту и Гиту. Будет знать, как над девочкой измываться.



Светлана Становая

Отредактировано: 29.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться