Злата. Ангелы плачут в июне (1 книга цикла)

Глава 9

- Что? - в голосе спортсмена прозвучала неприкрытая угроза.

Я с трудом поднялась, голова всё ещё кружилась от слабости, ноги подкашивались.

- Повтори, что ты сказала?

- Почему ты ушёл из большого спорта? Ведь был золотым призёром, чемпионом?

- Я руку сломал! - всё так же угрожающе процедил он.

- Официальная версия для прессы. А на самом деле? Я не заметила следов перелома - это был простой вывих.

Он молчал, продолжая испепелять меня взглядом. Пришлось снова взять слово:

- Ты убил человека, не смог остановиться вовремя. Испугался, что это может повториться, спасовал. История с переломом нужна была для отвода глаз. За определённую сумму всё удалось уладить: есть деньги - нет проблем.

Я медленно подошла к нему вплотную.

- А ты лицемер, Войнич. Обвиняешь меня в чужих преступлениях, чтобы забыть о собственном.

- Откуда ты? - он быстро взял себя в руки и натянул прежнюю отчуждённо-презрительную маску. - Я его не убивал, он умер в больнице через три дня после драки.

- Из-за перелома основания черепа, которым ты его наградил!

- Он напал на мою сестру, пытался её изнасиловать! Я должен был его остановить!

- Но сам не смог остановиться вовремя.

Лицо Алана перекосилось, глаза потемнели от ненависти, голос наполнился презрением и негодованием:

- И это мне говорит дочь серийного убийцы?!

Я спокойно выдержала его взгляд.

- Вот именно - дочь! Лично я никому зла не причинила.

- Ты не имела права копаться в моей голове!

- Ты разрешил, - устало напомнила я. - Нужно было лучше контролировать свои мысли, я прочла всё, что было на поверхности. Ты думаешь об этом случае не меньше, чем о ненависти ко мне.

Он нахмурился.

- Выдаёшь желаемое за действительное: уверяю, чувство вины меня не гложет!

- Тебя гложет страх потерять свой хвалёный контроль, потому что такое случалось и раньше.

- Ложь! Не случалось!

- Тогда почему ты ушёл из спорта на пике карьеры?

На этот раз Войнич отвёл глаза первым.

- Ладно. На меня пару раз накатывали приступы неконтролируемой агрессии во время соревнований. - неохотно признал он. - Испугался, что однажды это окажется сильнее меня, и ушёл, сославшись на несуществующий перелом. Я сознательно принял решение, псих на такое не способен.

- Я не считаю тебя психом, хотя с контролем у тебя не всё в порядке.

- Я тебя всё ещё не убил и даже ни разу не ударил, что это, если не подвиг сдержанности?

- Ты не вывел меня из транса, - с улыбкой напомнила я. Он и бровью не повёл.

- Ждёшь извинений?

- Нет, в чудеса не верю. Просто признай, что я не сумасшедшая.

- После твоих рассказов о переселениях душ?

Алан отрицательно покачал головой, но в голосе не было прежней уверенности, да и арктический лёд заметно подтаял.

- Мне дано видеть то, что не видят другие. Возможно, именно для того, чтобы хоть как-то искупить прошлое отца. У меня здесь что-то вроде анонимной благотворительной организации. Тебе тоже есть что искупать, присоединяйся.

Его глаза снова потемнели от досады.

- Нечего мне искупать! Тот тип был насильником, он заслужил такой конец!

- Так ты совершил правосудие? Браво, кровавый Зорро.

Он закатил глаза и, отмахнувшись, молча направился к выходу.

- Не хочешь мне помогать - хотя бы не мешай,- устало попросила я.

Алан неохотно обернулся и некоторое время напряжённо буравил меня странным взглядом.

- У тебя кровь идёт, - холодно напомнил он и ушёл по-английски, не прощаясь.

Я посмотрела на календарь - пятнадцатое июня, Ларису похитили семнадцатого. Если моя теория верна, через два дня Гале станет хуже. Не знаю точно, когда убили её юную тетю, но в заточении она провела не менее трёх дней. Если ничего не сделать, Галю ждёт та же участь: она погибнет на больничной койке, испытав всё то, что пережила Лариса Малинина пятнадцать лет назад.

 

В казино идти не хотелось. После последнего транса меня ещё мутило и штормило от непроходящего головокружения, но перспектива отделаться от Громова на целый месяц казалась очень уж соблазнительной.

К восьми я была готова. Облачилась в своё единственное вечернее платье - чёрное мини с нескромным декольте. Обнажившуюся территорию я старательно замаскировала подходящей бижутерией и распустила волосы. Краситься не стала принципиально - не люблю.

Громов появился ровно в восемь и ни минутой позже. Выглядел он гораздо приветливее, чем вчера, видимо, решил сменить тактику, пока не выяснил степень исходящей от меня угрозы.



Наталия N

Отредактировано: 04.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться