Злата. Ангелы плачут в июне (1 книга цикла)

Глава 12

Я позвонила Алине на мобильный, мы встретились в беседке у фонтана неподалёку от санатория. С Галей сейчас был её муж и моему появлению он бы точно не обрадовался.

Выглядела молодая женщина ужасно: бледное лицо, тёмные круги под глазами и почти полное отсутствие косметики. В толпе я бы её сейчас, пожалуй, не узнала. Маска отчаяния универсальна и для дурнушек, и для красавиц.

- С ней происходит что-то ужасное! - жаловалась Алина. - Она не разговаривает и даже как будто не слышит нас, а потом вдруг начинает плакать и метаться. И так уже почти два часа!

- Она что-нибудь говорит?

- Нет, - всхлипнула Шолохова. - Только меня зовёт и, похоже, совсем не понимает что я здесь, рядом. Что с ней?

Я успокаивающе погладила безутешную мать по плечу. Девочка находилась на распутье между будущим и прошлым, она уже не воспринимала текущую реальность как Галя.

- Алина, постарайся успокоиться. Наберись терпения, надежда есть, и это главное. Галя точно больше ничего не говорила в течение последних четырёх часов? Подумай хорошо, это может быть важно!

Она отрицательно покачала головой, потом замерла, словно что-то вспомнив, и, нахмурившись, сказала:

- Очнувшись, Галя тоже бредила - спросила, где её гитара и всё.

Вот с этого места поподробнее!

- А где её гитара?

Алина раздражённо пожала плечами:

- Говорю же, это был бред! У Гали никогда не было гитары. У Ларисы была, ох!

Женщина испуганно зажала рот ладонью и в полной растерянности посмотрела на меня:

- Да что же это?!

Этот вопрос я предпочла оставить открытым, толкового ответа на него всё равно не было. Лариса пытается передать послание, но какое?

- Пока не знаю. А что случилось с гитарой Ларисы?

- Понятия не имею. Кажется, Лариса взяла её с собой к Муромовым. Наверное, у них осталась…

 

- Может, объяснишь, зачем мы едем в Тумановку, если все Муромовы живут в Москве? - флегматично поинтересовался Войнич, проезжая мимо указателя «Тумановка - 15 километров».

Пыльная, нетронутая асфальтом дорога, петляя, скрывалась в сосновом леске и казалась слишком узкой для огромного джипа.

- Объясняю - она ближе, к тому же Василиса Зайцева в данный момент меня интересует гораздо больше Муромовых. Именно её имя видела Лариса перед смертью.

- На халате, который мог взять кто угодно, - прежним тоном возразил кратко введённый в курс дела недоуволенный ассистент. - А может он не медицинский? Халаты ведь носят ещё многие: повара, продавцы, ветеринары.

- У этого над бейджем была вышита медицинская эмблема.

- Но тебе же сказали, что женщина с таким именем в больнице никогда не работала, да и в селе не проживала.

- Но халат ведь был. Лариса его видела.

- Ты говорила, она умерла в подвале, а не в больнице. Откуда там халат? - продолжал спорить Войнич. Вот ведь дотошный!

- Вопрос на миллион, вот поэтому мы и едем в Тумановку - осмотримся на месте.

- А ты уверена, что девочка погибла там? Её могли увезти куда угодно!

- Уверена. В трансе течение времени ощущается иначе, но ориентиры имеются. С места похищения до рокового подвала Ларису везли не более двадцати минут.

- Хочешь сказать, её убили где-то на соседней улице? - не поверил Алан.

- На одной из соседних улиц, - уточнила я. - Село небольшое, расположено компактно. Все соседи, все друг друга знают.

- Её убил кто-то знакомый?! - его голос больше не звучал отрешённо. Чемпион даже соизволил повернуться в мою сторону и одарить недоверчивым немного растерянным взглядом. - Как это?

Меня даже растрогало это его минутное замешательство и непривычно растерянный вид. Не такой уж он циничный и железобетонно непробиваемый, каким хочет казаться.

- А вот так! - я предпочла смотреть в окно, там за редеющими деревьями уже начинали появляться аккуратные маленькие домики. - Не все в этом мире друг другу братья и сёстры. Есть ещё - завистливые соседи, обиженные родственники, вечно недовольное начальство и просто клинические психи, вроде моего отца.

- Это мог быть кто-то из приезжих. Почему сразу знакомый! - Войнич упрямо не хотел верить в очевидное.

Придётся выступить в роли мисс Марпл и цинично развеять его надежды и сомнения.

- Сам подумай, её похитили не ночью в глухом лесу, а в первой половине дня на улице. В машину она села сама.

- Ты это видела?

- Отчасти. Ей в глаза слепило солнце, а водитель не выглядывал из салона. Скорее всего, он позвал её. Лариса узнала голос и безбоязненно села к нему.

- И чей же это был голос?

- Не знаю, её мысли мне не доступны.

- А марка машины, цвет? - настаивал Алан.



Наталия N

Отредактировано: 04.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться