Злата. Ангелы плачут в июне (1 книга цикла)

Размер шрифта: - +

Глава 17

- Чёрт! Вот чёрт! - всё, что я смогла произнести, увидев на своём балконе свежевыстиранные полотенца.

- Зовёшь родственников, ведьма? - съязвил Войнич. Он загнал машину в гараж. Мы вышли.

- Родственники уже здесь. Бабушка вернулась. Теперь все эксперименты придётся проводить на твоей территории.

Ему эта новость не понравилась.

- Ещё чего! Почему?

- Потому что это для тебя я - исчадье ада, недостойное ходить по земле, а для неё - любимая внучка. Она просто не позволит мне рисковать жизнью.

- Ты же говорила, раньше она сама выводила тебя из транса.

- Раньше меня не душили. Я просто устанавливала причину болезни и убирала её на физическом уровне. Вот и всё - никаких путешествий в прошлые жизни. Однажды в образе пропавшего мужчины меня ударили кирпичом по голове, бабушка едва успела меня разбудить. С тех пор Василиса Аркадьевна относится к моей практике весьма настороженно.

- Василиса Аркадьевна - бабушка по материнской линии, урождённая Екатерина Максимовна, верно?

Да, надо признать он хорошо подготовился. Прямо одержимость какая-то, я вот родословные жертв отца до седьмого колена не изучала. Наверное, мне просто повезло - рядом оказалась Солана, сумевшая объяснить, что даже искупая прошлое, жить нужно непременно в настоящем. Значение имеет только то, что происходит здесь и сейчас, потому что ничего из минувшего уже не вернёшь, а будущее ещё не наступило. А вот чемпион, видимо, считает иначе.

- Верно, пришлось взять чужие имена. Василису Аркадьевну придумала я.

Как всегда, когда речь заходила о моём прошлом, Войнич нацепил маску ледяного отчуждения. Надеюсь, за ней не пряталось нечто похуже.

- А твоё кто придумал?

Я ответила не сразу. Нахлынули воспоминания.

- В детстве мама называла меня златовлаской. Я просто сократила.

- Твою маму звали Полина Нарышкина? Погибла в автокатастрофе за год до ареста мужа. Ей повезло. Умерла до того, как узнала, что жила со зверем.

Я отвернулась. Под лопаткой кольнуло. И чего он добивается? Ждёт, когда сорвусь и разрыдаюсь? Не дождётся!

- Изучил всё моё генеалогическое древо? Молодец, пять по биологии, отлично постарался! Иди домой, я скоро приду.

Он удивленно поднял брови.

- И это всё? А где же твоя хвалёная защита?

Продолжает нарываться? Что ж, постараюсь оправдать ожидания.

- Соскучился по моим шуткам?

Чемпион традиционно закатил глаза.

- Да уж! По твоим пошлым кабацким шуточкам.

Я подошла к нему почти вплотную и заявила:

- Вот именно. По пошлым и кабацким. Тебе нравится, когда я с тобой заигрываю, лицемер!

Как всё просто. Он сразу помрачнел и перестал хорохориться.

- Предупреждаю. Выбери другую линию защиты! Эта - опасна для здоровья.

Я вдруг почувствовала ужасную усталость, ссориться с ним не хотелось, не хотелось вообще ничего.

- А сам-то? К чему этот экскурс в прошлое? Думаешь, причинишь мне боль, и твоя собственная станет меньше? Не станет. Время - оно как анальгетик: боль притупляет, но раны не лечит. Их больше нет - твоей мамы и моих родителей. Делая друг другу гадости, мы ничего не изменим в их прошлом, зато своё настоящее точно превратим в ад. Ты этого хочешь?

Войнич молчал, продолжая сверлить меня непроницаемым взглядом. Ладно, на диалог рассчитывать не приходится, придётся продолжать монолог:

- Мы оба сломаны прошлым и выбор у нас не большой: изводить друг друга, бередя старые раны, или оставить мёртвых в покое и думать о живых. Галю Шолохову ещё можно спасти, поэтому я выбираю второй вариант. А что выберешь ты, чемпион?

И снова целая минута ушла на игру в гляделки, у меня даже шея затекла (учитывая его рост, мне всегда приходилось смотреть снизу вверх). Наконец, Войнич отвернулся, проворчал: «Не задерживайся! У меня ещё дела» и не оборачиваясь, направился к подъезду.

Я пулей ворвалась в квартиру и повисла на руках у бабушки, изо всех сил изображающей строгость и холодность.

- Привет, бабуля! Не ждала тебя так рано.

- Где ты была? Я полтора дня до тебя дозвониться не могла, приехала вчера вечером, а тебя нет! Ты хоть представляешь, как я испугалась? - строго отчитывала непутёвую внучку Василиса Аркадьевна.

- Прости, - я успокаивающе гладила её по волосам и вздрагивающим от волнения хрупким плечам. - Сотовый забыла зарядить, я ведь им редко пользуюсь. А на домашний ты, наверное, звонила, когда я по делам отлучалась.

- Это из-за каких же дел ты дома не ночевала?! - продолжала возмущаться бабушка, правда, уже гораздо добродушнее.

Я уткнулась лицом ей в плечо и с удовольствием вдохнула родной, знакомый с детства запах ванили и обжаренных кофейных зёрен.

- Разыскиваю одну девочку, пришлось съездить в Москву.



Наталия N

Отредактировано: 04.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться