Злата. Охота на блондинок (2-ая книга цикла)

Глава 9

- Она её не убивала. Я видела, - категорично заявила я, когда мы с Громовым шли по коридору следственного отдела на его рабочее место.

- А я - нет! - огрызнулся капитан. - Вот если бы ты увидела, кто это сделал - другой разговор.

- Возможно, увижу. Мне понадобится тихое уединенное место, волос жертвы и орудие убийства.

- Эй, к вещдокам нельзя прикасаться! - строго возразил полицейский.

Мы вошли в небольшой светлый кабинет, обставленный на двоих. Громов плюхнулся за стол у окна, указав мне на стул с противоположной стороны.

Второй стол, расположенный в другом конце кабинета пустовал.

- Коллега в отъезде, - объяснил он, заметив, куда я смотрю. - Так на чём мы остановились?

Я опустилась на стул и обвела кабинет взглядом. Столы, шкафы, стеллажи для бумаг и работающий на полную мощность кондиционер - ничего лишнего и ничего личного. Пусто, строго, безлико - как и сам Громов.

- На том, что к вещдокам нельзя прикасаться. Мне не обязательно трогать нож руками.

Громов собирался что-то ответить, но отвлёкся на шум из коридора. За дверью кто-то, похоже, ссорился или выяснял отношения.

- Подожди здесь, - скомандовал он и вышел из кабинета, оставив дверь слегка приоткрытой.

Я прислушалась, голоса - женский и мужской показались знакомыми.

- Почему меня не пускают! Я хочу её увидеть!

- Нельзя, вы не родственница, - это Громов. Надо же, какой категоричный. Даже не торгуется - не похоже на него.

- Мы были как сёстры! Ближе чем сёстры! - продолжал возмущаться звонкий женский голос. Кроме гнева в нём звенели горечь и отчаяние. Где же я его слышала?

- Ника, нам лучше уйти, - а вот этот голос я где угодно узнаю. Алан Войнич собственной персоной и, стало быть, с сестрой.

- Не хочу уходить! Пожалуйста, сделай что-нибудь, я хочу увидеть Свету!

Я вспомнила рассказ Инги и день, проведённый в её доме: Вероника и Света с детства были лучшими подругами. Как же ей, наверное, сейчас тяжело.

Голос Алана звучал сухо и твёрдо:

- Ника, успокойся. Что я могу сделать? Говорят же - нельзя.

- Ты просто не хочешь! - в голосе девушки прозвучало явное неодобрение. - Она тебе никогда не нравилась! Я должна увидеть Свету, проститься с ней, понимаешь?!

- Ника, пожалуйста, возьми себя в руки. Ты увидишь её - похороны послезавтра.

- Почему нельзя сейчас?!

- Не положено, - вмешался Громов. - К тому же, я бы не рекомендовал, это зрелище не для женщин и детей.

- Почему? Что с ней сделали?! - зря он это сказал, теперь она точно не отстанет.

- А промолчать нельзя было! - огрызнулся Войнич. Он-то свою сестрёнку хорошо знает, вот только, судя по голосу, её отчаяние не разделяет даже на четверть.

- О чём? Это не секретная информация, в вечерних газетах, уверен, даже снимки появятся.

- Снимки, - пробормотала на удивление притихшая Ника. - Если к Свете нельзя, могу я хотя бы фотографии увидеть? У вас они есть?

- Нет! - отрезал Войнич. - В интересах следствия такие вещи всем подряд не показывают!

- Я не все подряд, я её лучшая подруга! - в тон ему заявила Ника. Ох, нашла коса на камень, упрямство, видимо, их фамильная черта. - Её маму из морга вынесли без сознания. Я тогда подумала, что это просто от потрясения, значит, было что-то ещё? Над ней издевались? Её изнасиловали? Я не уйду пока не получу ответов!

- Ника!

- Алан, отстань! Не хочешь помогать, так хоть не мешай! Ты меня всё равно не остановишь!

- Тише! - шикнул Громов. - Не кричите, Вероника Константиновна, мы не на рынке. Могли бы расспросить родителей погибшей. Я, действительно, не вправе разглашать подобную информацию. Стоп, куда? Туда нельзя!

- Ника, вернись!

Прежде, чем я сообразила, откуда девушку просят вернуться, она уже каким-то образом протиснулась в кабинет Громова и, стремительно подойдя к столу, плюхнулась в его кресло. Ох, этого только не хватало!

- Привет, - выдавила я.

Она вскинула на меня покрасневшие от слёз голубые глаза, секунду хмурилась вспоминая, потом выдавила кислую улыбку.

- Привет, Злата. Что ты тут делаешь?

- Ищу кое-кого. А ты… что случилось?

Она всхлипнула:

- Свету убили! Помнишь её?

- О! Мне очень жаль…

Мужчины ввалились следом.

- Ника, - строго начал Войнич, но увидев меня, осёкся. Его глаза удивлённо распахнулись. - Ты?! Что ты здесь делаешь?!

- Привет. Ищу знакомую, точнее уже нашла. Капитан, я лучше зайду позже, - обратилась я к Громову.

Тот мрачно взирал на зарёванную, но непреклонную Нику и холодно возразил:

- Не стоит, эти двое уже уходят. Мне нечего им больше сказать.

Девушка вспыхнула и возмутилась:

- Лично я никуда не уйду, пока не увижу Свету! И вообще, разве вы не должны меня опросить? Ведь я её лучшая подруга!

Громов с Войничем обменялись взглядами. Последний закатил глаза, видимо, признавая, что бессилен как-либо повлиять на ситуацию и отвернулся к окну.

Капитан помрачнел.

- Вас вызовут в своё время, Вероника Константиновна, а сейчас вам лучше пойти домой и отдохнуть, - в его тихом спокойном голосе прозвучали хорошо мне знакомые стальные нотки. Ох, девочка, не связывалась бы ты с ним!

- Мне ещё нужно кое-что сделать. Увидимся позже, капитан. До свидания.

- Хорошо, Злата Романовна, я вам перезвоню, - проворчал Громов, продолжая испепелять Веронику неприязненным взглядом.

Упрямица усердно отвечала ему тем же, но выкроила пару секунд, чтобы вежливо кивнуть мне на прощание. А вот от её брата в мою сторону совсем как раньше, в момент нашей первой встречи, исходили волны негатива и агрессии. Что опять не так? Где я ему на этот раз дорогу перешла? Ладно, разберёмся позже.

Я вышла в коридор, плотно прикрыла дверь и, не оглядываясь, пошла к выходу. Шпионаж - не мой конёк.



Наталия N

Отредактировано: 07.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться