Злата. Охота на блондинок (2-ая книга цикла)

Глава 18

Несмотря на тяжёлый день, спала я плохо и проснулась рано. Умылась, одела одно из своих старых платьев, заварила кофе и только потом позволила памяти включить перемотку событий прошлого вечера.

Мы с Глебом вернулись в «Мегаполис» и обошли его вдоль и поперёк - безрезультатно - ничего похожего я больше не почувствовала.

Было страшно: вдруг этот эмоциональный выброс не случайный, а целенаправленный и убийца выбрал новую жертву! Что если сейчас придут Глеб и Алан с печальной новостью об очередной «скальпированной» блондинке? Тиски замкнутого круга сжимались, подступая всё ближе, и я понятия не имела, как его разорвать.

Через некоторое время в дверь позвонили. Что-то рано сегодня. Сердце сжалось от дурного предчувствия. Вид мрачного Войнича и непривычно грустного Глеба лишь подтвердил его обоснованность.

- Привет, - грубовато поздоровался Алан и без церемоний направился в гостиную. Глеб молча кивнул мне и поспешил за ним.

Начало встречи не предвещало ничего хорошего.

- А где Лиза? - я не то хотела спросить. Просто задать главный вопрос, честно говоря, побоялась.

- Обойдёмся пока без неё, нужно кое-что обсудить.

Алан сел в кресло и кивнул нам с Глебом на диван расположенный напротив. Тут уж я не выдержала:

- Кто она?

- Ты о ком? - не понял спортсмен.

- О новой жертве, кого-то ещё убили, да?

Глеб и Алан удивлённо переглянулись:

- Пока нет. Я пару минут назад звонил Громову - утренние сводки в этом плане чистые. А почему ты…

- Вчера в «Мегаполисе» я кое-что почувствовала и была почти уверена, что он вышел на охоту…

- Я в курсе, Глеб вчера звонил, - Войнич задумчиво поскрёб подбородок. - Только почему ты считаешь, что это были именно ЕГО эмоции? Мало ли что кого могло взбесить?

- Примерно тоже я чувствовала, подключаясь к воспоминаниям убитых девушек. А стопроцентной уверенности, конечно, нет.

- Она что, правда, всё это умеет? - недоверчиво уточнил молчавший до сих пор рыжий.

- Умеет, - Алан достал из большого кожаного кейса ноутбук, включил его и поставил на журнальный столик. - Насколько я понимаю, ты считываешь эмоции на близком расстоянии?

- Да, в радиусе двух метров и преимущественно очень сильные.

- В клубе ведётся видеозапись. Я её раздобыл. Хотел посмотреть, кто находился рядом с тобой, но это нереально. В танцевальном зале камера всего одна. Вот общий план - сцена и толпа зрителей. Разрешение маленькое. Разглядеть детали и лица не получится.

- Можно посмотреть? - я подошла и заглянула ему через плечо.

Полумрак, разноцветные узоры лазерных проекторов и море возбуждённых, дёргающихся под музыку людей, причём со спины (видимо, камера направлена в сторону сцены). Как там сказал Громов - не меньше трёхсот человек. М-да, задачка.

- Отмотай вперёд до выступления Жаклин, - попросила я. - Кстати, а почему вас с Никой не было? Вы же друзья семьи?

- Отец заболел - навещали, - снизошёл до объяснения спортсмен. Он нашёл нужный момент и остановил запись. - Это?

- Нет, здесь она только вышла на сцену. Чуть дальше. Да, тут. Можешь увеличить картинку? Я находилась рядом со сценой, кажется, справа.

Алан приблизил остановившийся кадр. Картинка получилась нечёткой и размытой. Я себя-то узнала с большим трудом (и то сомнения остались), а стоявших в непосредственной близости девушек и парней разглядеть тем более не смогла.

- Там ещё телевидение снимало, - напомнил Глеб. Он скромно сидел на диване, не пытаясь посмотреть съёмку, и вообще выглядел как-то понуро.

- Они снимали Богдана и приглашённых звёзд, а не массовку, - возразил Алан, закрыл ноутбук и повернулся ко мне: - Злата, сядь. Разговор есть.

Мне не понравилось, как это прозвучало, а Глеб погрустнел ещё больше.

- У меня есть ещё одна видеозапись - с камеры на входе. Я её посмотрел, так, на всякий случай. - В тихий голос спортсмена просочились холод и металл. - Глеб, объясни мне, пожалуйста, что за школьную самодеятельность вы вчера устроили? Почему Злата вошла в помещение одна, а ты появился только через сорок минут?! Ты хоть представляешь, что могло случиться за это время?!

- Виноват, этого больше не повторится, - тоном нашкодившего двоечника пробормотал Глеб, сверля взглядом паркет.

- Конечно, не повторится, потому что ты - отстранён, - спокойно сказал Алан.

- За что? Ничего же не случилось? - слабо запротестовал Глеб.

- Ничего не случилось? - нехорошим голосом повторил Алан. Я почувствовала захлестнувшие его раздражение и возмущение.

Вот только их разборок мне с утра пораньше не хватало! Пришлось перевести огонь на себя:

- Мальчики, успокойтесь, пожалуйста. Алан, это я виновата: хотела пообщаться с Ингой без свидетелей, вот и уговорила Глеба уехать, можно сказать, заставила. Ты ведь знаешь, я умею убеждать.

Рыжий заступничество не оценил: покраснел и полыхнул в мою сторону сердитым взглядом, но промолчал.

- Его задача - охранять тебя, а не вестись на уговоры! - злился Войнич. - И ты тоже хороша! Сначала возмущаешься, что не обеспечена достойной защитой, а потом сама же отсылаешь охранника! Как я могу гарантировать твою безопасность при таком беспечном отношении?!

На это возразить было нечего, мне стало неловко.

- У нас тут что - детский сад на прогулке? - Алан нервно взъерошил волосы и смерил нас усталым взглядом родителя, горько разочаровавшегося в неблагодарных детях.

Теперь узорами паркета мы с Глебом любовались вдвоём.

- Говорю же, больше такого не будет, я от неё ни на шаг не отойду, - пылко заверил отстранённый телохранитель.

Войнич отрицательно покачал головой:

- Это не обсуждается. Я больше не могу на тебя положиться, тем более сейчас, когда дело приняло такой оборот. Ночью будешь дежурить как раньше, а днём обойдёмся без тебя.



Наталия N

Отредактировано: 07.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться