Злата. Охота на блондинок (2-ая книга цикла)

Глава 28

Сентябрьский вечер был тёплым и умиротворяющим. Я только что проводила бабушку и собиралась скоротать время за чтением детектива и чашечкой свежезаваренного кофе. Звонок в дверь эти планы не нарушил, скорее, немного отложил, я в принципе ожидала посетителя.

- Привет, чемпион, надеюсь, ты ненадолго. Меня Эркюль Пуаро дожидается!

Приветливая улыбка Алана, к которой я до сих пор не привыкла, сменилась болезненной гримасой.

- Тебе в жизни детективов не достаточно? Я после недавних событий даже телевизор смотреть не могу. Ненадолго, раз прогоняешь, принёс кое-что. Войти можно?

- Какой вежливый стал, загляденье просто! Раньше ты так не церемонился, проходи, конечно.

- Извини за «раньше», я вёл себя, как идиот, - спортсмен мгновенно погрустнел и стал похож на раскаявшегося грешника перед судным днём.

Мы расположились на моей маленькой кухне. Я даже чайник поставила и печенье достала. Ладно уж, побуду радушной хозяйкой… в последний раз.

- Ты пришёл снова повиниться? Не стоило. Мы ведь уже всё выяснили: ты не безнадёжен, а я не злопамятна. Будем жить мирно, желательно не пересекаясь, помнишь первый пункт нашего договора?

Он кивнул и положил передо мной конверт.

- Помню, я здесь по поводу второго пункта. Вот твои документы. Теперь к ним невозможно придраться. Даже если кто-нибудь очень дотошный пошлёт запрос в ЗАГС, где по паспорту зарегистрировано твоё рождение, он получит соответствующее подтверждение.

- Как? Разве можно подделать актовые записи двадцатипятилетней давности?

Он довольно улыбнулся:

- Никто ничего не подделывал, поэтому всё надёжно. Пришлось найти человека с такими же паспортными данными.

Я открыла новый паспорт.

- Я стала на год старше?

- Да, и родилась в одном из провинциальных посёлков Ставропольского края.

- Это где?

- Довольно далеко.

- А… как же та, другая девушка с такими данными, что с ней?

- Ничего, просто этот паспорт ей не нужен. Она потеряла свой лет в семнадцать, написала заявление на получение нового, но за готовым экземпляром так и не обратилась. Потом с каким-то мусульманином связалась и даже ислам приняла, так что она теперь Зульфия. Свидетельство о рождении прилагается. Вот. Отныне родословная у тебя чистая, если не смущает тот факт, что родилась ты в социально-неблагополучной семье. А что такого? Ну выпивали люди по праздникам, зато маньяков среди них не было!

- М… м, ну спасибо. Мог бы не заморачиваться и взять любое другое имя.

- Любое другое тебе не идёт, - сказал Алан, глядя в сторону. - На том сайте я тоже кое-что написал и даже выложил ксерокопию справки о смерти.

По коже пробежали мурашки.

- Чьей смерти?

- А ты как думаешь? Той, кого они разыскивают, больше нет - умерла от передозировки лекарственных препаратов в результате суицида в прошлом году.

Закипевший чайник громко свистел, а я сидела и не могла заставить себя даже пошевелиться.

- Отравилась, не выдержав груза своей участи? Поздравляю, ты всё-таки убил меня!

- А что мне оставалось? - Алан выключил газ и сел ближе: - извини, это, наверное, неприятно…

- Всё нормально, я сама хотела достоверности, просто… странно видеть собственное свидетельство о смерти. Что, даже могила есть?

Он помрачнел:

- Пока нет, но я кое-что придумал…

- Не надо, не хочу знать подробности! Делай, что считаешь нужным, только чтобы никто при этом не пострадал. Кстати, как поживает Жаклин? - я поспешила сменить неприятную тему.

Теперь неприятно было ему.

- Плохо. Она так и не оправилась после смерти Богдана, а я не решился рассказать ей правду. Наверное, ты права и лучше всё оставить как есть.

- Не знаю, не знаю. Мне кажется, она должна узнать, кого вырастила, потому что в этой истории есть и её вина.

- Есть, наверное, но, боюсь, правда её убьёт.

- Ты так о ней заботишься, - я почувствовала неприятный укол зависти. Меня в моей ситуации так никто не оберегал - все друзья семьи мгновенно отвернулись и разбежались.

- Не забочусь. Скорее, чувствую себя обязанным, а это не очень-то приятно.

- Решай сам, я ничего рассказывать не собираюсь. Особенно Инге.

- Вы общаетесь?

- Да.

- И тебе это… не сложно?

- В каком смысле?

В серых глазах мелькнуло смущение.

- Её брат пытался тебя убить и… ты же видела, что он делал с теми блондинками! Разве тебе не противно?

- А каково тебе общаться с Жаклин? - усмехнулась я. - Кто она для тебя прежде всего - подруга твоей мамы, друг семьи или мать маньяка?

Он покраснел и снова отвёл взгляд.

- Инга не отвечает за поступки своего брата, почему же я должна перекладывать на неё его вину? Это бессмысленно. К тому же я, как никто другой, знаю насколько это несправедливо!

Он окончательно смутился, снова пересел подальше и тихо сказал:

- Я понял, прости. Я не имел права вести себя так, как вёл, и решать за тебя. Этого больше не повторится!

- Конечно, не повторится. Ты ведь здесь больше не появишься. Ты обещал оставить меня в покое, - напомнила я.

- Знаю, больше никаких детективов тут не будет! - он говорил искренне, вот только этого недостаточно.

- И тебя тоже! Не обижайся, но так будет лучше.

- Хорошо, если настаиваешь, но… почему мы не можем просто общаться? - кажется, он действительно этого не понимал. Придётся объяснить, специально для спортсменов.

- Наше общение уже даёт печальные результаты: я вынуждена обманывать бабушку, а ты - уверять родных и друзей, что мы не знакомы.

- Неправда! Когда такое было? - попробовал возмутиться Войнич.

- В коттедже Жаклин, например, забыл? Если мы продолжим гм… общение, тебе придётся врать сестре, отцу, друзьям. Несмотря на «чистые» документы, я всегда буду твоей грязной тайной, понимаешь? А мне такой статус не по душе. Так что извини, давай прощаться.



Наталия N

Отредактировано: 07.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться