Златка

Глава 25 Противоречия души и тела

Снежок никогда не был в комнате Греха, а в покоях его отца ему доведись побывать лишь однажды, когда после семейной ссоры Злата не хотела того видеть и написала записку, чтобы высказать в ней всё своё недовольство.  Доставить записку нужно было, конечно же, слеге принцессы. Это было слишком давно, чтобы помнить обстановку, которая за прошедшие годы могла и измениться. Уже тогда Снежка никто не называл фамильяром. Все давно заметили разрыв этих уз, лишь сам котик долгие годы отказывался в это верить назло всем недоброжелателям. Даже убеждение хозяйки, что он больше не фамильяр, не заставило котика измениться.

Теперь в теле ненавистной ему птицы Снежок явственно ощутил, что возвращение в родное тело, настоящее, а не кошачье, может навсегда порвать эту связь и превратить его в то существо, которым он долен был стать, если бы в его жизнь, ещё не успевшую начаться, не ворвалась чёрная магия. Тело Фелиции заставляло его чувствовать себя спокойно в компании того, кто раньше внушал только страх. А что же будет в теле этого маленького дьявола? Но пути назад не было.

Оказавшись в бывших покоях Люцифера, который всё-таки показались ему смутно знакомыми, Снежок увидел сухую ветку дерева, установленную возле окна и украшенную резьбой. Взлетев с плеча хозяина и сев на специально устроенное для совы место, он стал наблюдать, из-за всех сил стараясь анализировать обстановку, а не предаваться жутким догадкам.

Грех включил компьютер и открыл флешку. Всего одно видео. Что в нём, Снежок и сам не знал. Ему только сказали, что это можно предложить дьяволу, чтобы выиграть время, и что создания этого занимало весь день, пока он спал. Слуга принцессы решил, что это важная вещь, которую необходимо отдать тому, кому она предназначалась.

Содержание ролика шокировало Снежка. В то, что это обман, у него сомнений, конечно,  не было, ведь он видел Злату живую перед отправлением в Ад, а видео ведь было снято до этого. Но то, что его хозяйка пошла на такое унижение, злило маленького слугу. Ему хотелось быстрее попасть в тело Греха, чтобы удалить это видео. Об этом никто не должен был больше узнать. Он и забыл, что тело может повлиять на личность, и еле сдерживался, чтобы не напасть на хозяина Фелиции так же, как и на неё саму.

 — Правдоподобно, но я не верю, — зевнул Грех. – Да и явно это послание предназначалось для меня. Тогда почему этот грязный комок шерсти тебе сразу его не отдал, а что-то вынюхивал у Евы?

Собрав всю свою злость и решимость и отодвинув их подальше в своём сознании, Снежок нашёл в себе силы ещё раз сыграть Фелицию.

 — Я не знаю, мой господин. Да и Вы устали. Вам нужно отдохнуть и поспать. Усталый разум не может мыслить здраво.

Тело на мгновение заставило Снежка почувствовать нежность и желание позаботиться о мальчике, что стоял перед ним. Но осознание этого разожгло ещё большую злобу, которую лазутчик уже еле сдерживал. Пусть это чудовище не прикидываться милым усталым ребёнком. Это сам дьявол, которого нужно уничтожить.

 — Ты права, — вздохнул Грех. – Подумаю над всем этим завтра. Меняемся.

Сев на не заправленную кровать с огромным балдахином, мальчик произнёс несколько слов на латыни и замер. Глаза остались открытыми, но перестали выражать эмоций, а просто смотрели в никуда. Рот приоткрылся. Отчего выражение лица стало очень глупым, как у недоразвитого. Картина показалась Снежку мерзкой, но он быстро отогнал эти мысли, вспомнил заклинание перемещения и произнёс его, глядя в открытые глаза безвольной марионетки.

 

Не в силах уже слушать лекции демона о вековом устройстве политики Ада Злата выбежала из квартиры, даже не захватив оружие.

На улице давно стемнело и похолодало. Шёл мелкий дождик, холодный привет от наступающей осени.

Злата хотела побыть одна, поэтому бежала и бежала, пока не очутилась за городом. Тут в тишине она, уже успевшая промокнуть и замёрзнуть, могла всё обдумать, хотя злость за обман Мефистофеля не давала мыслить здраво. Ей пришло голову, что миру, каким его все знают, придёт конец при любом раскладе. Если дьяволом останется Грех, то он развяжет войну с Богом, в которой погибнут все люди и не останется никого, кто бы верил во всех бессмертных. Не зависимо от того, кто победит в войне, бессмертные исчезнут, лишённые веры смертных. А может и на счёт этого демон солгал? Даже пытаясь рассуждать своим умом, девушка не придумала другого исхода. Если же план удастся и она взойдёт на трон, то такой глупой и легковерной правительницей будут помыкать демоны, как делал и этот. Преисподняя сгниёт изнутри. Небеса вмешаются и назначат ещё более унизительные условия существования демонов, презираемых и ангелами, и людьми. Может быть, они даже заставят людей разувериться в существовании Ада, что будет равносильно смерти для всех демонов. Любой из исходов был просто ужасен и не оставалось ни малышей надежды на свет. Да и на какой свет можно надеяться девушке, рождённой в самом сердце тьмы, куда никогда не проникал ни единый лучик того, что привыкли называть светом?

Все дьяволы были марионетками демонов смертных грехов. Отцом Златы управлял сначала Астарот, гнев, а после Второй Мировой – Мамона, жадность. Грех во власти Левиафана, зависти, который называя себя учеником молодого амбициозного колдуна, вложил в него свои мысли о неравенстве ангелов и демонов. А ей, принцессе Злате, если всё-таки удастся взойти на трон, суждено было стать марионеткой Мефистофеля, гордыни. Может, не всю, но хотя бы часть этой ненависти к брату и желания доказать, что она лучше, похоже, вложил в неё когда-то именно этот демон, с самого детства общавшийся с ней чаще, чем даже родной отец.



Лия Котова

Отредактировано: 18.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться