Златка

Глава 28 Крылья

 — Так поступал каждый дьявол до тебя, сынок, — с приятной лаской в голосе, которой Снежок никогда от неё не слышал, говорила Ева. – Это лишь доказывает, что ты достоин этого титула.

 — Но это… — попытался вставить Грех, но мать ему не дала этого сделать.

 — Так заведено в подземном мире. Кто знает, может, ты станешь тем самым дьяволом, который заставит ангелов уважать демонов? По крайней мере, я хочу в это верить.

 — Это делал отец в моё теле, — тяжело вздохнул мальчик. – Я не хочу быть таким. Я не хочу быть убийцей!

 — Дьявол должен им быть.

 — Но я не хотел становиться дьяволом! Я хотел, чтобы им стала Златка!

При звуке имени ненавистной падчерицы ведьма сморщилась, спустя пару секунд её лицо стало таким же, как и до этого.

 — И каким же дьяволом она станет? Подумай. Оружие, кровь, пот, насилие. Сколько дьяволов пыталось доказать, что они достойны уважения Небес, со щитом и мечом? И где они сейчас? Убиты собственным отпрысками по этой же традиции. Тоже сделать пытался и твой отец. Заполучил такую силу и всё равно полагался больше на взрывчатку, чем на неё. То ли дело ты. Ты несёшь изящное и утончённое колдовство. Пусть в Раю это отрицают, но их, так называемые, чудеса отличаются лишь применением этой силы. Я не призываю тебя к ненависти к сестре, если настоящий ты так её любит. Просто подумай, что может дать она Аду, а что сможешь дать ты, если возьмёшь себя в руки.

 

  — Всеслав, — наконец позвала Ария после недолгих раздумий. – Ступай в Рай и передай Господу всё, что услышал здесь. Скажи, что я тебя послала.

 — Слушаюсь, — кивнул один из ангелов, сдерживавших Злату, как будто она ещё собиралась напасть.

Темный переулок на несколько мгновений осветил яркий бледно-голубой свет от открытого в Рай окна. Ангел исчез, а всё кругом снова погрузилось во тьму.

 — Вильгельм, — обратилась Ария уже к своему бывшему подчинённому. – Ты же мог бы занять моё место через какое-то время. Почему ты сделал такой выбор?

За всё время разговора падший сумел простыми чарами немного подавить боль. Когда она перестала его так сильно мучить, он приподнялся и сел на мокрую землю, ведь условия не могли предложить ничего лучше. Его некогда белоснежное крыло, перепачканное грязью и кровь, лежало на земле полусогнутое. Срез был повёрнут прямо на бывшего хозяина крыла, который старался не смотреть в ту сторону, но всякий раз невольно вздрагивал, когда, забывшись, случайно отводил туда взгляд.

 — Твоя ложь, — тихо выдохнул Вильгельм. – Я давно понял, что не нужно верить твоим словам, даже если ты сама в них пытаешься изо всех сил поверить. Я оставался с тобой только потому, что думал: весь мир соткан из лжи, а на Небесах её меньше всего. Но вчера случилось нечто невероятное. Я вдруг понял, что как раз на Небесах лжи больше, чем в Аду.

 — Что ты несешь?! – впервые Ария показала эмоции, не выдержав оскорбления того, во что она верила всю свою долгую жизнь. – Тебя околдовала эта дьяволица!

 — Никто меня не околдовывал. Мне просто открыли глаза, — теперь Вильгельм был спокоен, словно это он учил свою глупую подчинённую. – Вы, на Небесах стремитесь всё окрасить в белый цвет, а черноту изгнать навсегда и не вспоминать, словно её и не было никогда. Абсолютно разных людей… делая из них ангелов, вы заставляете одеваться одинаково, говорить одинокого, думать одинаково, забыть прежних себя и стать просто инструментом для истребления того, что вы считаете «злом». Не мне судить систему, которая существовала так долго до моего рождения и просуществует тысячелетия после моей смерти, но, извини, я не хочу быть частью это белой всепоглощающей массы. Знаешь, что люди сейчас куда больше жалуют демонов, чем ангелов? Потому что сплошная белизна режет глаза и в конце концов надоедает. Демонам не нужно быть одинаковыми и демонам уже не нужно быть злыми. Они добавляют красок на этот унылый белоснежный холст, который вы пытаетесь выдавать за истину.

 — И что я должна понять из твоего бессвязного монолога? – Ария взяла себя в руки. Её голос снова перестал выражать эмоции.

 — То, что людям наскучил белый цвет, они хотят красок. Они придумали множество историй про добрых демонов, историй, где меняли ангелов и демонов ролями. Теперь демоны – это не чернота, которая вместе с вашей белизной делает мир чёрно белым. Сейчас демоны – это яркая краска, благодаря которой мир развивается. Ангелы просто застряли в прошлом, оправдывая себя тем, что уже стало ложью. Это всё я осознал за последние сутки. И сделал свой выбор, прости. Я не хочу оставаться среди консерваторов, обманывающих себя тем, что остались такими, какими их изначально создало людское коллективное бессознательное.

Ария и Вильгельм ещё какое-то время выясняли отношения, но бывший подчинённый так и не смог убедить начальницу, пока не вернулся Всеслав. Шёпотом передав решение Бога Арии, он отстранился. На лице женщины-ангела проскользнуло раздражение, но она снова справилась с эмоциями и наконец объявила:

 — Всевышний принял твоё предложение, принцессы Злата.

Второй ангел убрал лезвия от её шеи, дав вздохнуть спокойно.

 — Однако, — продолжала Ария, медленно подходя к Вильгельму, — у Господа тоже есть условия.

 — Слушаю, — тоном дипломата заговорила принцесса.



Лия Котова

Отредактировано: 18.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться