Златка

Глава 29 Брат и сестра

Всё ещё чувствуя свою вину, Злата всю дорогу пыталась помочь идти Вильгельму, который время от времени тихонечко постанывал от боли и тяжело вздыхал. Но на эти попытки он с улыбкой отвечал:

 — Идти я могу. По нокам же меня не били.

До квартиры Мефистофеля было недалеко, всего около километра. В обычных условиях быстрым шагом любой из них преодолел бы это расстояние за минут 10, а то и меньше, но сейчас оба раненые и уставшие они еле плелись. Прошло не менее получаса перед тем, как Злата и Вильгельм оказались у подъезда, пугая любителей ночных прогулок своим видом.

Первым Злата ожидала увидеть самого Мефистофеля, но на пороге стоял Грех. Увидев мальчика, девушка попятилась. В её памяти всплыли моменты прошлой встречи с братом. Прежде, чем она успела вспомнить, что теперь это друг, тот с нескрываемым удивлением и лёгким испугом заговорил:

 — Златка! Ч-что случилось, пока меня не было? Кто тебя так?

 — Ангелы, — криво усмехнулся Вильгельм, глянув на гостя из-за плеча своей подруги.

 — У меня ощущение, что они вообще озверели из-за этого разрушения храмов, — покачала головой принцесса, проходя внутрь. То, что этот мальчик беспокоился о ней, для неё было достаточным доказательством, что телом управляет её Снежок, ведь прошлый Грех не удержался от того, чтобы не поглумиться её потрёпанному виду.

 — Ой, да они всегда такими с демонами были, — фыркнул Вильгельм, оказавшись наконец в тепле.

Тут же к ним подбежали служанки с полотенцами и чистой одеждой. Не дав поговорить с обновлённым братом, в душ первой затолкали Злату, а Грех согласился пока лучше заговорить раны Вильгельма, чтобы они не болели во время водных процедур. Старый Снежок был большим умельцем в области лечебных заговоров и заклинаний, ведь его хозяйка, особенно первое время, часто приходила с работы раненая и побитая. Она просила давать ей для совершения кары не обычных чиновников-коррупционеров или алкоголиков, истязавших своими пагубными привычками всех окружающих, а самых настоящих террористов и серийных убийц. Только сражаясь с ними, девушка могла выместить всю свою злость на семью, в которой она была лишней.

После душа Злата уселась на диван, а брат занялся её раненым плечом. Такая рана, полученная на её работе, уже затянулась бы на бессмертном теле, но раны от святого мечта ангела на теле демона заживают очень тяжко.

Только девушка открыла рот, чтобы спросить, как всё прошло, Мефистофель заговорил о другом.

 — Ну, вот, — ухмыльнулся он, сидя в кресле напротив. – Получила урок? Молодец. Теперь будешь думать перед тем, как кидаться в истерику. Так кто будет твоим советником?

 — Уж точно не ты, — решила отыграться принцесса за все издёвки.

Демон довольно ухмыльнулся, словно видя насквозь свою собеседницу. Она уже была готова признать его своим будущим советником, но гордость ей этого не позволяла. Девушка прекрасно это осознавала, как и то, что больше никто из семи смертных грехов не сможет так хорошо её понять.

 — Ну, давай тогда придумаем, кто же им будет. Астарот? Он тебя чуть не убил. Ты будешь к нему прислушиваться?

Злата покачала головой, видя к чему клонит Мефистофель, но хотела прослушать всех кандидатов прежде, чем согласиться, что он прав и другой кандидатуры действительно нет. Девушка глянула на колдующего брата. Мальчик с добродушной улыбкой кивнул и забрался с ногами на диван, чтобы было удобнее.

 — Не очень-то там было интересно, потом расскажу, — почти по-кошачьи мурлыкнул он.

 — Бельфегор? – резко вставил Мефистофель, которому пренебрежение его гордостью пока что казалось забавной игрой.

 — Мне кажется, он спал, пока этот переворот в Аду случился, и до сих пор спит.

 — Хорошо, а Левиафан?

 — С его планами войны с Богом он мне в качества советник не нужен.

 — Мамона?

 — Идея неплохая. Он-то сможет придумать, как мне с Богом о перемирии после того, что случилось, договориться. Держим в уме, — нагло ухмыльнулась Злата. Мамона во многом был бы не хуже Мефистофеля в роли советника, разве что будущая правительница этому приверженцу денег доверяла меньше, чем гордецу, которого в тот момент в наказание за бестактность очень хотелось позлить.

 — Вельзевул.

 — Как друг и собеседник неплох, но быть советником дьявола не сможет и не захочет.

 — Азазеля даже не предлагаю. Он тебе сойдёт только как фаворит, чтобы по ночам было не скучно. То есть у нас остался только я и Мамона.

 — Я же сказала: только не ты, — глумилась Злата.

 — Слушай, — робко заговорил Грех, отвлёкшись от лечения раны. – Я тут хотел тебе сказать, что сейчас официально дьявол я и… в общем, я реши: пусть так всё и остаётся.

 — Что?! – Злата отстранилась от брата. – Ты же…

— Я убил отца. Да, это сделал я! Не та фальшивка, что жила в этом теле до меня, а я, настоящий, – голос мальчика с каждым мгновением был всё более и более уверенным. – Это значит, что я достоин занимать этот пост. Послушай, дьяволами очень редко становились сильные колдуны, которые действительно полагались на своё колдовство, а оружие только закапывало репутацию демонов перед небесами. Я подумал, что я должен быть дьяволом. Только так у нас есть надежда, чтобы небеса нас стали уважать и относиться как к равным.



Лия Котова

Отредактировано: 18.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться