Злодей и его слабость

Размер шрифта: - +

Глава 15

Никогда не принимай за любовь что-то иное... В присутствии другого внезапно ты чувствуешь себя счастливым. Просто оттого, что вы вместе, чувствуешь экстаз. Само присутствие другого удовлетворяет что-то глубоко в твоем сердце... что-то начинает петь у тебя в сердце. Само присутствие другого помогает тебе быть более собранным, ты становишься более индивидуальным, более центрированным, более уравновешенным. Тогда это любовь. Любовь это не страсть, не эмоция. Любовь это очень глубокое понимание того, что кто-то завершает тебя. Кто-то делает тебя замкнутым кругом. Присутствие другого увеличивает твое присутствие. Любовь дает тебе свободу быть собой.
Жить просто: надо только понимать, что есть люди, которые лучше тебя. Это очень облегчает жизнь.
Иосиф Александрович Бродский

       Выходные пролетели как пуля, поэтому понедельник казался почему-то серее обычного. Наверное, из-за дождей, которые непрерывно шли вот уже второй день. Когда наступает потепление или похолодание обязательно климат меняется на «влажно – опасно». Эндрю после вечеринки будто в пропасть упал, на звонки и сообщения не отвечал. Андриан в свою очередь совершенно не хотел оправдываться, т.к. на связь он аналогично не выходил. И стоило бы мне задуматься, почему двое парней, которых я более или менее знаю, решили одновременно исчезнуть. Да вот, каким образом об этом думать, если они не знакомы, и не пересекались никогда. Бессмысленная цепочка.
Маленькие капли дождя переплетаются между собой, образуя дивную цепочку маленького ручейка на стеклянной поверхности.
       — И как вы знаете, Нора предстала в образе куклы, которая не имеет собственного мнения и играет прописанную роль «идеальной жены». Чему же нас учит Генрик Ибсен? — Люсинда Васильевна уже более минуты ожидала услышать ответ, поэтому её бровь начала нервно дергаться. Карие глаза будто почернели от негодования.
       — Уважению к женщинам, — подал голос единственный любитель бокса в этом классе, Паша.
       — Медведенко, — Люсинда поправила очки, — это правильный ответ, но основная суть не совсем в этом. Ещё варианты?
       — Я думаю, что основные мотивы произведения заключаются в семейной проблеме, — добавила Капустина.
       — А именно? — Люсинда Васильевна утвердительно кивнула.
       — Ну, тут всё довольно просто: «Не нравится – скажи, нравится – скажи». Надеюсь, что каждому известны эти правила в семейных отношениях. А, впрочем, в любых отношениях, будь они дружескими или супружескими, — Даша активно жестикулировала, пока доносила свою точку зрения аудитории в лице нашего унылого класса.
       — Точно. Автор говорит о том, что не стоит «играть роли», нужно оставаться людьми в реальном мире, не придумывать «кукольный дом», который может рухнуть в любой момент. Жизнь – это чувства и эмоции, она не бывает идеальной. Усложняют себе абсолютно всё – люди, они придумывают странные принципы, всяческие «должности». Мужчина должен то , а женщина, то . Настала пара сказать, что никто, никому, ничего не должен.
       — Это значит, что мы не должны читать следующий роман? — Катрина гадко усмехнулась. Не то чтобы она была страшной, невоспитанной, хотя это вполне возможно, просто манера у неё такая. Что к парням чужим подкатывать, что вопросы неправильные задавать.
       — Кажется, я знаю, кто будет пересказывать «Пигмалион» на следующем уроке, — учительница саркастично улыбнулась Катрине, у которой даже уголок рта начал нетипично подергиваться. — Как же, Катрина, вы не поймете, что чтение обогащает внутренний мир и познания человека. А так же красноречивость и аргументацию личного мнения, которого кое-кому здесь не хватает. Надеюсь, не сочтёте за оскорбление личного характера, хотя стоило бы, — Люська прямо жжёт сегодня, она посмотрела на Катрину, которая ничего не поняла, как и её подруги. Васильевна закатила глаза, печально вздохнула и махнула рукой. Насколько же мало, должно быть извилин, чтобы не понять умозаключения учительницы в устной форме.
       Прозвеневший звонок говорил об окончании зарубежной литературы, которая сегодня была значительно больше, чем всегда. Потому что разумный директор решил поставить пару, молодец, Пётр, что ещё сказать. Малия помахала мне рукой.
       — Эх ты, прогульщица, — сказала я, грозно поправив воображаемые очки.
       — Ты же знаешь, что я не выношу эти размышления о том, почему тот сделал так, а не так, — Малия нервно кашлянула.
       — Ты пропустила унижение Катрины вот что главное.
       — Ого, а что ж ответило наше блондинистое чудовище?
       — Ну, она даже не поняла, что её унизили, публично, — я пожала плечами, Малия фыркнула, сдерживая смех.
       — Васильевна сильно расстроилась, что потратила свой минимальный словарный запас?
       — Как обычно, ты же знаешь. Следующим алгебра?
       — Да. Садимся у окна.
       Почему-то в окно смотреть было намного интереснее, чем слушать новую теорему, без которой никто не сможет жить дальше. Резкий блеск отразился в окне, но я не поняла, что могло его отразить, поэтому продолжила подпирать рукой голову. Окно разбилось, Малия схватила меня за руку и молниеносно оттащила от парты, за которой мы сидели некоторое время назад. Громкие женские крики разразили кабинет. Чудом никто не пострадал.
       — Ужас полный, как ты, Эви? — Малия коснулась моего плеча, а я непонимающе смотрела на нож, который валялся вперемешку со стеклом.
       — Пойдёт...
       Урок отменился. Похоже, кто-то решил поиграться и чуть не убил нас, это была бы самая глупая смерть. Иногда мне кажется, что я какой-то пофигист по жизни или это защитная реакция организма.
       Всё-таки нас решили отпустить домой, как пострадавших лиц. Поэтому мы воспользовались ситуацией и разошлись по домам. Лёгкий весенний ветер развивал длинные волосы, а дождик моросил. Я задумчиво поглядывала по сторонам, все прохожие люди были с замысловатыми выражениями. У каждого какие-то проблемы, которые заполоняют его воображение. Это может быть наиглупейшая проблема, но человек придает ей огромного значения и раздувает слона. Нет, у меня, конечно, бывает паранойя, но не в этот раз. Мужчина в черном пальто уже долгое время шёл за мной по пятам. Его лицо не видно, так как объемный аксессуар скрывает эту важную часть. Я заворачиваю за угол. Огромная рука закрывает мне нижнюю часть лица, вероятно, чтобы я не закричала.
       — Тише. Там опасно.  



DianellaK_VK

Отредактировано: 11.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться