Злодейка поневоле

Размер шрифта: - +

Глава 1. Надо было научиться плавать!

– Алиса! Если ты сейчас же не оторвёшь свою задницу от стула, я вырублю инет!

От злого окрика матери в руках дрогнула мышка, прицел сбился, выпущенный снаряд отклонился от вражеского танка и поразил союзника. Алиса выругалась вполголоса и, получив в чате виртуально по шее от других участников команды, торопливо вышла из игры. Под боком, положив нос ей на колени, спал Тишка. Не желая беспокоить любимца, Алиса, осторожно придерживая морду собаки, выскользнула из компьютерного кресла. Тишка, лишившись тёплых коленей, не сильно расстроился: лениво потянулся и, свернувшись клубочком, вновь прикрыл веки.

Алиса, недовольно топая, прошла на кухню и плюхнулась на ободранный табурет.

– И нечего на меня волком смотреть, – проворчала мать. Сунула в руку дочери вилку и поставила перед носом тарелку с макаронами: – Если постоянно пялиться в компьютер, глаза квадратными станут!

Алиса яростно вонзила вилку в сосиску и привычно огрызнулась:

– Не станут!

Мать поджала губы и отвернулась к мойке: послышался звон посуды и шелест льющейся воды.

– Лучше бы матери помогла, раз времени полно, – нудно ворчала мама. – Или поехала бы куда-нибудь… Познакомилась бы с кем. Другие, вон, замуж выходят, а эта всё в компьютере висит! Чем эти игры так хороши? Сидит-сидит… задница только растёт! Скоро в дверь боком будет проходить…

Алиса подавилась сосиской и, зло швырнув вилку в тарелку, подскочила с места. Мать покосилась и угрюмо спросила:

– Чего не ешь?

– Спасибо! – едва сдерживая слёзы, рявкнула Алиса. – Сыта по горло! Пойду, прогуляюсь…

Она торопливо вышла с кухоньки, чтобы не наговорить матери того, из-за чего потом будет стыдно.

– И хлеба купи! – крикнула мать.

Алиса подхватила потёртый джинсовый рюкзак и, сунув стопы в растоптанные шлёпки, толкнула входную дверь. Сиротливо звякнули ключи, подъезд обдал прохладным воздухом. Алиса зло хлопнула дверью, торопливо сбежала по ступенькам и выскочила на улицу. С удовольствием вдохнув аромат травы и нагретого асфальта, поспешила в сторону реки.

На скамеечке сидели две пожилые соседки, Алиса поздно заметила их и, уныло опустив голову, потопала мимо:

– Здрасьте!

– Что за «здрасьте»? – возмутилась одна из них, и Алиса, вжав голову в плечи, ускорила шаг. – Сразу видно, воспитания никакого!

– Ага, – с удовольствием вторила ей тощая старуха: – Мать-одиночка не может воспитать дочь! Кто ж ремнём-то пороть будет? Вот и выросла…

– Глянь! – орала первая так, что Алиса всё ещё слышала, хотя отошла уже на приличное расстояние. – Что на ней надето…

– Срамота!

– Такое только хулиганы носят! 

– Правда твоя, Никинишна! Те, что в подвале песни свои дьявольские распевают…

Алиса сжала зубы и, воткнув наушники, включила свежую подборку рока. Бабки ещё долго не уймутся и, самое противное, что их крики слышно во всём доме… конечно, мама тоже не останется в неведении. Но, как всегда, промолчит. Алиса горько улыбнулась и под любимую музыку пошла по набережной.

Одежда… Вот привязались! Майка с символикой любимой группы полиняла и немного растянулась, но была чистой и аккуратно выглаженной, а рваные джинсовые шорты… Так это стиль такой! Что эти кошёлки понимают! Но как бы ни убеждала себя, горечь не проходила. Всегда так! Алиса обожала животных, тащила домой бездомных кошек, лечила больных собак… А вот с людьми как-то не заладилось. Алиса нервно провела вспотевшей ладонью по выбритому виску, взъерошила волосы на затылке и свернула к ярко-оранжевому зданию с изображением жизнерадостного толстяка.

Булочная была пустой, и лишь разморенная продавщица опиралась шикарным бюстом на белоснежный прилавок. Алиса с удовольствием вдохнула аромат свежей выпечки и кинула в рюкзак пару батонов. В животе заурчало, и Алиса цапнула ещё пирожок с капустой. Расплатившись, она предоставила продавщицу любимой сиесте и пошагала дальше. Домой возвращаться не хотелось, – мать так и будет ворчать, да и со сварливыми бабками вновь встречаться не хотелось, – и Алиса присела в тени раскидистого дерева. Жуя пирожок, она любовалась сверкающими бликами на воде…

Тут что-то мелькнуло в глубине, и сердце Алисы замерло. Померещилось? На поверхности реки медленно расползалось жёлтое пятно, а в воде показалось лицо в обрамлении длинных волос. Алиса вскочила и шагнула в воду, всматриваясь в волны. Точно! Там девушка…

– Помогите, – испуганно пискнула Алиса и беспомощно огляделась: – Девушка тонет!

Но вокруг, как назло, никого не было. Алиса нервно шагнула вперёд и, оказавшись по колено в воде, ощутила как шею сковало холодом: так и не научившись плавать, она отчаянно боялась глубины. Сердце заколотилось, и стало трудно дышать. Алиса прокашлялась и крикнула изо всех сил:

– Помогите! Человек тонет!

Вокруг стояла тишина: лишь щебетали птахи в кустах, да доносился гул с далёкой трассы. Алиса обхватила ладонями горящее лицо и вновь вгляделась в воду: глаза тонущей девушки были распахнуты… Похоже, она уже захлебнулась. Умерла? Кожу на голове Алисы стянуло от ужаса. Может, несчастную ещё можно спасти? В школе их учили делать искусственное дыхание…

Словно во сне она сделала шаг, второй и, оказавшись по пояс в воде, протянула руки, пытаясь схватить волосы незнакомки, но те вёрткими ужами выскальзывали из дрожащих пальцев. Судорожно вдохнув, Алиса шагнула ещё глубже: вода плескалась у горла, и от ужаса шумело в ушах. Казалось, удалось поймать прядь…

Внезапно Алиса ушла под воду, и сердце её замерло. Вокруг лишь дрожала холодная гулкая мгла, а перед глазами мелькали пузыри. Никакой девушки Алиса теперь не видела, возможно, та ей просто примерещилась… Голову напекло? Какая теперь разница?! Она сама тонет…



Ольга Коротаева

Отредактировано: 11.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться