Злодейский путь!..

Размер шрифта: - +

Глава 27.1. Большой верный пес *зачеркнуто* волк

Шен пожалел, что не рассмотрел вовремя возможность, что они могут быстро справиться, и не забронировал комнаты в гостинице. Сейчас было чуть за полночь, все еще не так уж поздно, чтобы нормально выспаться, но слишком поздно, чтобы будить хозяев гостиницы и просить их сдать комнаты. Пришлось следовать первоначальному плану с ночевкой на свежем воздухе. Правда, соображение о том, что здесь могут быть змеи, несколько отягощало его отдых.

Ал снова развел костер, в темном лесу стало уютнее, но не настолько, чтобы Шен прекратил беспокоиться. Пытаясь отогнать тревожные мысли, он поглаживал серый комок шерсти, сейчас лежащий у него на коленях. Постепенно дух совсем расслабился и пригрелся возле костра, и вытянулся во всю длину, демонстрируя коротенькие лапки и большой пушистый хвостик. Мордочку Шен частично рассмотрел тогда, когда дух укусил его за палец, но сейчас имел эксклюзивную возможность даже дотронуться до холодного влажного носика маленького серого зверька.

Система назвала его «пшеничным волком», хотя пока что на волка он не особенно походил. Лапки слишком короткие, а морда – со слишком длинной вытянутой челюстью, полной мелких остреньких зубов. Но Шен все равно считал его миленьким.

«Кажется, у Ала появился конкурент…» - ухмыляясь, подумал он.

Постепенно Аннис придвинулась поближе к Шену и даже стала гладить волчару вместе с ним.

«Точно, пока не придумаю нормальное имя, пусть будет Волчарой», - решил Шен.

Аннис уже сидела так близко, что прислонялась к нему плечом. Несмотря на пыль путешествия и тяжелый день, от нее все еще приятно пахло каким-то незнакомым Шену цветком. Старейшина Проклятого пика решил, что пока они не наедине, в подобном не может быть усмотрено ничего слишком предосудительного, и позволил ей вот так прислоняться.

Но Ал был совершенно другого мнения. Он буравил Аннис таким взглядом, словно желал испепелить на месте.

Когда Шен заметил, наконец, этот тяжелый взгляд, до него дошло, что он делает. Это ж главный любовный интерес главного героя! Даже если она просто села к нему так близко, чтобы погладить миленького зверька, главный герой может истолковать все куда более превратно! От черт возьми! Мысли его заметались. Как легче выйти из этой затруднительной ситуации?! Наконец, до него дошло:

- Ал! Хочешь подержать Волчару?

Ал встрепенулся, выныривая из своих волн ненависти и негодования, и удивленно посмотрел на учителя. А тот уже резко встал, заставляя Аннис недовольно поджать губы.

- «Волчару»? – переспросил Муан.

- Ну да, я его так назвал.

- Назвал? Это тебе не домашнее животное!

Фраза Муана натолкнула Шена на мысль, что он как раз хотел завести собаку. Мысль его воодушевила.

- Так хочешь? – вновь обратился он к Алу.

- Да! - эмоционально воскликнул тот.

Шену казалось это идеальным планом: он передает зверька главному герою, главная героиня перебирается к нему, чтобы вновь гладить эту пушистую шерстку, подростки счастливы – баланс восстановлен!

Он подошел к Алу, присел рядом с ним и попытался переложить Волчару ему на колени. Именно что попытался. Потому что как только Волчара почувствовал, что знакомые руки собираются отпустить его, как снова ухватил Шена за палец.

- Ай! – прокомментировал тот.

- Больно? – тут же насторожился Ал.

- Не стоит беспокойства, - усмехнулся Шен. – А благодаря твоему лекарственному артефакту – и вовсе как комариный укус. Вот только, похоже, дать его тебе подержать не выйдет…

- А погладить можно?

- Конечно, можно, - улыбнулся Шен, протягивая руки со зверьком-духом к Алу.

Ал аккуратно дотронулся до шерстки духа. Тот чуть недовольно дернулся, но больше ничего не предпринял, позволяя мальчишке продолжить. Разве что еще чуть сильнее сжал зубы вокруг пальца Шена.

Несмотря на неприятные ощущения, тому это показалось чем-то умилительным, он почувствовал некий материнский инстинкт к маленькому духу. А если из этой пусички вырастет большой верный пес – вот будет здорово!

 

 

Постепенно поляна погрузилась в сон. Дети уснули недалеко друг от друга, Муан сидел с закрытыми глазами возле костра, и то ли спал сидя, то ли медитировал. Первоначально Шен вообще не собирался ложиться спать, намереваясь медитировать всю ночь. Он в этом достиг некоторого профессионализма, поэтому не сомневался в своих возможностях.

Но на рассвете обнаружил себя лежащем на земле. Вокруг запястья левой руки разливалась жгучая боль, она и пробудила его ото сна. Прекратив обнимать кого-то большого и пушистого, Шен перевернулся на спину и посмотрел в небо над головой, заслоненное высокими кронами. Затем до него, наконец, дошло происходящее, и он резко сел, выдергивая запястье из пасти зверя-духа. Каким-то образом за ночь тот успел подрасти так, что пальца ему стало явно маловато, и он перешел на запястье. И сколько крови успел выкачать из него этот вампирюга духастый?! Шен прижал руку к груди – запястье все еще саднило.



mrgtghost

Отредактировано: 21.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться