Злодейский путь!..

Размер шрифта: - +

Глава 27.2. Случаи нападения духа в городе Хех

Город Хех являлся относительно большим по сравнению с городом Тополя, в котором уже довелось бывать Шену. Гостиница, где они решили остановиться на ночь, располагалась в шикарном трехэтажном здании. Заплатив за четыре комнаты, заклинатели в них даже не заглянули. Спросив у хозяев, где живет глава города, они направились к нему.

Как и ожидалось, глава города рассказал, что злой дух обитает на кладбище. Промышляет он на восточной окраине города. В отличие от пшеничного волка, этот дух оказался на самом деле злым: он пробирался в несколько домов, перегрызал глотки собакам, оставленным на ночь на цепи, разорял двор, и убил нерадивого пьяницу, заснувшего на улице после захода солнца. Как убил? Его тело нашли, обглоданное до белых костей.

Глава города не дал ответа, почему они решили, что дух обитает именно на кладбище. Ну, это же логично, где же еще обитать злобному духу, как не на кладбище? К тому же, оно в той же стороне.

Солнце перевалило за зенит, когда заклинатели вышли из дома головы вместе с провожатым, который должен был показать им несколько пострадавших домов. Несмотря на то, что за дело уже взялся клан Тихого цветка, авторитет ордена РР был настолько велик, что городской голова даже не решился об этом упоминать. Шен и Муан также сделали вид, что абсолютно не в курсе.

Когда они проходили по торговой улице, Муан заинтересованно крутил головой по сторонам. Шен обратил на это внимание и посмотрел на него.

«Может, он тот самый чай ищет?» Муан так и не приоткрыл для него завесу тайны, где именно он собирается покупать тот редкий чай для Шиана.

- Хочешь сладких булочек? Или еще чего-то? – повернувшись к нему, спросил Муан.

Шен недоверчиво приподнял бровь. «А-а-а, это он так извиняется? Нет уж, меня так просто сладостями не купишь!» - определил он его мотивы и отвернулся.

Муан уязвленно смотрел на хозяина Проклятого пика, который даже не удостоил его ответом.

Шену же не пришлось долго сокрушаться насчет упущенного угощения, так как вскоре, мило смущаясь, дорогу им преградила Аннис и вручила каждому по палочке танхулу (засахаренные фрукты), даже Алу досталось.

- Вот! – громко крикнула девушка. – Примите угощение!

В руку Шена танхулу она впихнула особенно резко и быстро отошла, чувствуя, как кончики ушей покраснели.

Шен поблагодарил и с радостью стал угощаться засахаренным боярышником, а Аннис шла чуть сзади и чуть не кричала в своей голове: «Ну почему?! Почему я такая дура?!».

Ал внимательно следил за тем, как Шен с удовольствием доедает танхулу, и, как только он закончил, протянул ему свою порцию.

- Возьмите, учитель! Я не хочу танхулу.

- Правда? Ну, спасибо.

Алу на самом деле и не доводилось никогда пробовать танхулу, так что он и не знал, чего лишился. Хотя он оправданно полагал, что, даже зная, не поступил бы по-другому.

Аннис пронзила его уничижительным взглядом, от которого нормальный человек предпочел бы умереть на месте, но Ал только слегка передернул плечами.

[+10 к стойкости главного героя.] – прокомментировала Система.

«Серьезно? – поразился Шен. – Это из-за того, что он танхулу решил не есть?»

Система промолчала, а Шен, доедая вторую палочку сладостей, подумал о том, что, похоже, каноничную любовь к сладкому главного злодея ему удается отыгрывать лучше всего.

Вскоре они остановились перед первым пострадавшим домом, а Шену взбрело в голову пообщаться с жильцами.

Приземистая старуха указала на него своим скрюченным перстом, как только увидела, и закричала:

- Смерть! Смерть несет этот человек! Убийца! Сотни невинных жизней погублены! Тысячи еще погибнут!!

Шен оторопело замер, уставившись на нее.

- Постойте, я всего лишь…

- Изыйди!! – закричала старуха, хватая полное помоев ведро.

«Да что не так со всеми этими людьми?!» - мелькнула мысль, пока Шен несколько отрешенно-обиженно взирал, как поток помоев летит прямо на него. Он даже успел с какой-то отдаленной холодностью философски подумать, что это всего лишь физическое воплощение того, чем его и так постоянно поливают.

Но за мгновение до того, как поток помоев должен был столкнуться с Шеном, его заступил Муан. Ведро излилось прямо на него, а Шен пораженно смотрел, как великий мечник стоит и непринужденно обтекает. Блин, знал бы, что так будет, специально бы нарвался. Он понимал, что, наверное, надо посочувствовать старине Муану и выразить благодарность, но его распирал смех. В конечном итоге Шен решил, что просто не заржать в голос – будет достаточно.

Все застыли в немой картине, наблюдая как с Муана стекают помои и падают очистки.

- О боги, матушка, успокойся! – на крыльцо выбежала женщина в тусклом платье.

Она быстро подбежала к старухе, отобрала у той ведро и стала толкать ее в дом, при этом обернувшись к заклинателям и слезно причитая:

- Простите ее, благородные господа! Она из ума выжила еще несколько лет назад! Простите! Чем мы можем загладить свою вину?!



mrgtghost

Отредактировано: 21.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться