Злодейский путь!..

Размер шрифта: - +

Глава 63. Появление старшего брата

Шен видел перед собой отрешенное лицо Ала, веки того были смежены в спокойном сне. Он наклонился чуть ниже, сливаясь с ним в поцелуе. Его губы стали трескаться, будто сделанные из фарфора, а из трещин на бледное лицо главного героя сочилась темная багряная кровь.

Шен в ужасе отстранился, пытаясь совладать с тем, что происходит. Но тут Ал открыл глаза и резко вскинул руку, грубо сжав его челюсть и заставляя замереть на месте. Взгляд излучал невероятную ярость, на глазах внешность его менялась: из подростка он превращался в того главного героя, которому предстояло убить злодея в оригинальной истории.

- Учитель, - прошипел этот Ал, - решил истязать не только мое тело, но и душу?!

Почему-то Шен не способен был поднять руку и оттолкнуть его прочь или еще как-то сопротивляться. Он чувствовал, что трескается и рассыпается. Как бы странно это ни звучало, он был уверен, что происходит именно это: он рассыпается, будто разбитая фарфоровая статуэтка.

Пальцы главного героя скользнули по воздуху.

- Учитель! – закричал он.

Шен видел, как Ал остался сидеть в одиночестве посреди крови и пепла. Сам же осознавал, что его больше нет. Вообще нет.

Шен проснулся от собственного крика.

Уставившись в темный потолок, он чувствовал, как тело бьет дрожь. В обычном сне его никогда не посещали такие яркие эмоции. А это значило лишь одно – снова насланный кошмар Глубинной тьмы. В первый и последний раз она баловалась подобным, открыв ему непередаваемые ощущения собственной смерти от рук главного героя, и было это уже давно. Сейчас же снова распоясалась по какой-то причине.

Шен против воли провел пальцами по губам. Кажется, его собственные эмоции соединились с кошмаром Глубинной тьмы, превратившись в эдакую непередаваемую смесь из злобы и беспомощности. Оставалось только радоваться, что все это всего лишь сон.

Шен долго уговаривал себя, что это всего лишь сон. Он просидел до рассвета, больше не сомкнув глаз.

 

 

Как и намеревался, Шен украсил весь фасад черного замка бумажными фонариками для праздника Яркой Луны. В отличии от обычных фонариков, внутри этих приглушенным голубоватым светом горели талисманы, а сами они были выполнены в правильной круглой форме. Фонарики, украшающие черный замок, были лично изготовлены его хозяином из найденных в закромах материалов. Шен нашел в себе призвание к этому занятию, и терпеливо мастерил их на протяжении нескольких дней, пока не наделал больше полусотни.

Вечерами, когда мрачный замок окутывали сумерки, талисманы внутри фонариков зажигались голубоватым огнем, и придавали одинокой площади праздничную атмосферу. Светили они достаточно ярко, чтобы Шен нашел удобным предаваться чтению на лавочке после захода солнца. Ему в последнее время вообще как-то больше полюбились сумерки и мрак, яркий свет его раздражал, а особенно бесило солнце. Стоило этому светилу выбраться из-за облаков, как заклинатель недовольно поглядывал на небо и приговаривал: «Ну надо же, явилось! Тебя тут никто не ждет, вали восвояси!». А когда солнце никуда не девалось, скрывался под сводами своего замка.

Возможно, подобное отношение было вызвано тем, что солнечная погода разительно контрастировала с настроением на его сердце, а сумрак и тьма окружающего мира как-то слегка успокаивали.

Вот только литературы, достойной чтения и не вызывающей раздражения, становилось все меньше и меньше. В какой-то момент Шен сдался и попросил у старого маразматика Ера дать почитать его новую новеллу. Писака впал в настоящий шок от озвученной Шеном просьбы, и даже уменьшился в своих тьмистых размерах.

Что касается самочувствия хозяина Проклятого пика, то тому уже какое-то время казалось, что с его физическими силами что-то не так. Ему требовалось больше времени на отдых, и он быстрее уставал. Не слишком серьезная физическая активность утомляла уже через пару часов, и подобное положение вещей ему совершенно не нравилось. Он много отдыхал, а еще больше спал, но время от времени его настигали изматывающие душу кошмары. Все как один они были связаны с главным героем, только сюжет иногда разнился. Неизменным оставалось лишь одно: ничем хорошим это для главного злодея не заканчивалось, и он всегда умирал. Яркость этих кошмаров, навеянных Глубинной тьмой, была столь сильна, что с каждым разом, очнувшись, Шену все сложнее было различить, явь это или все еще сон.

Так проходили дни на пике Черного лотоса, предшествующие празднику Яркой Луны. С главным героем Шен с тех пор не встречался, так как тот к нему не явился, а самому ему претила мысль посещения пика Таящегося ветра. Муана он также с той поры не видел, и даже понятия не имел, чем занимается прославленный мечник. В общем, когда аккурат на десятый день уединения, за сутки до начала праздника, его одиночество разбавил своим появлением Шиан, Шен не сказать, чтобы был не рад его видеть. (На самом деле очень хотелось, чтобы кто-то еще восхитился украшенным фонариками черным замком, потому что Система не могла по достоинству оценить всю иронию, а Глубинный писака не мог это увидеть.) Правда, Шиан пришел до захода солнца, поэтому в полной мере очарование черного замка в фонариках оценить не смог.

Шен как обычно сидел на излюбленной лавочке. Мыло он давно уже выкинул в недра Графоманистой тьмы. Стоило, должно быть, разобраться, кто же это мыло здесь оставил, но для этого нужно было покинуть пик Черного лотоса, чего Шен раньше необходимости делать не желал, поэтому поставил зарубку в уме и оставил поиски злоумышленника на будущее. На сей раз хозяин Проклятого пика был одет в свои традиционные серебристые одежды.



mrgtghost

Отредактировано: 21.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться