Злолушка или Сестрицы - тоже люди!

5.1

— Кира, ты сама не своя. Что-то случилось?

Мама все-таки задала этот вопрос, когда я в очередной раз не донесла ложку с какао до бокала. Шоколадный порошок просыпался на столешницу, откуда я буквально минуту назад уже его убирала.

— Блин, — пробормотала, снова протягивая руку к тряпке у раковины, — да что же такое?

Мама перехватила тряпку из моих рук и махнула мне головой в сторону дивана. Я послушно села и сцепила перед собой пальцы и так и сидела, пока она ловко убрала мусор и заваривала мне сладкий напиток.

— Осторожно горячо, — предупредила мама, протягивая мне дымящуюся кружку.

— Спасибо, — вздохнула я. Пока задумчиво дула на какао, она села напротив и теперь выжидательно на меня смотрела.

— Что?

— Кира, что случилось?

Я вяло улыбнулась и попыталась убедить, что все в порядке, но мама мне не поверила. Нахмурилась:

— Это из-за того, что мы с Андреем улетаем сегодня?

— Сегодня? — охнула я. Мельком глянула на настенный календарь и поняла, что совсем потерялась в днях. — Я и забыла. Мам, не переживай, дело не в этом.

Она вроде поверила, но и настаивать на настоящей причине не стала. Сказала только, что в любой момент готова меня выслушать, если мне вдруг захочется поговорить. Я была очень благодарна маме за то, что она не стала настаивать, потому что я даже понятия не имела, о чем так сильно переживаю. Мутные догадки и подозрения, которые не отпускали всю ночь пугали меня, но почему-то легче было держать их просто в мыслях. Казалось, если я расскажу о них хоть кому-то, то они непременно обретут силу и возрастут в своей вероятности.

Риту утром я так и не увидела. Видимо, девушка ушла гораздо раньше, чем обычно. Что ж, и на этот раз судьба не позволила мне поговорить с ней нормально, хотя, я даже была этому рада. Сейчас, несмотря на все вчерашние переживания, я беспокоилась только о Денисе.

Глупо было, конечно, ожидать, что парень окажется в университете, но в тайне я очень на это надеялась. Однако Князев на учебу так и не явился. Правда, к концу пятой пары соизволил ответить мне на сообщение: написал, что ему надо временно уехать. Вот так коротко и совершенно не ясно. Подруги за вчерашний вечер так и не помирились, и весь день провели в напряженном молчании. Со всем этим, мое настроение лежало где-то под плинтусом, и я уже совершенно не понимала, как себя вести и куда деть.

Следующая неделя тянулась медленно и нудно. В клубе я работала с заметно подуставшим Иваном, заменяющим Дениса, а дома каким-то чудесным образом практически не пересекалась с Ритой. Князев на связь больше не выходил, как, собственно, и Марк. Мама с Андреем тоже звонили редко. На Кубе оказалась отвратительная связь, но я была даже рада, что они отдыхают, наслаждаясь только друг с другом.

До Нового Года оставалось два дня, но уровень моего настроение болтался на отметке минус и подниматься не собирался даже просто до «хорошего», не то, что «праздничного». Ника с Лилей, наконец, помирились, и собирались идти на вечеринку в клубе. Причину моего «кислого» лица обе пытались выявить с маниакальной настойчивостью, но крайне неудачно, я молчала, как партизан. Хотя бы просто потому, что понятия не имела, что должна была говорить.

Вечер перед сменой я решила провести у девчонок. Сегодня Синицкая пришла на пары одна, у Ники разболелся живот, и девушка решила заколоть на последний учебный день в этом году.

Выйдя из института, мы с Лилей решили отметить последний учебный день прогулкой. С последней пары отпустили пораньше, и мы проигнорировали автобус, свернув на знакомую дорогу. Погода радовала легким морозцем. Вчера выпало много снега, сугробы у краев дороги пугали своими размерами, а на трассах образовались плотные пробки. Город гудел в предновогодней суете. В магазинах было полно людей, а прямо на улицах находились те, кто уже начал праздновать.

Болтая о каких-то неважных вещах, мы прошли уже больше половины пути, прежде чем у Лили зазвонил телефон.

— Ало? — лицо девушки расцвело смущенной улыбкой, — да, Марк, привет!

Я сразу оживилась. Марк мне на сообщения все эти дни также не отвечал, но, насколько я знаю, Лиля до этого момента тоже с ним не связывалась.

— Да, — кивнула Синицкая, забывая, что собеседник ее не видит, — я домой иду. Кира? Кира со мной. Мы к нам.

Она назвала адрес своего дома и, попрощавшись, сбросила звонок.

— Марк? — зачем-то уточнила я и без того очевидный факт.

Девушка кивнула.

— Они с Денисом сейчас подъедут. Марк сказал, что поговорить о чем-то хотят. — я почувствовала, как от волнения бешено заколотилось сердце, а Лиля спохватилась: — надо написать Нике, чтобы убралась немного. Вдруг поднимутся.

Из головы сразу вылетели все вопросы, которые я планировала задать Князеву. Я вдруг отчетливо поняла, что соскучилась по вредному бармену настолько, что готова простить ему даже неделю молчания. Лиля же после разговора вообще расцвела. Разве только пританцовывать на ходу не начала.

— Лиля! — от раздавшегося в тишине громкого окрика мы одновременно вздрогнули, обернулись и обомлели. От универа отошли уже минут двадцать назад, так как здесь мог оказаться Вася Теряев? Одногруппник тяжело дышал и бежал за нами с криками: — Погодите!



Александра Шеина

Отредактировано: 17.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться