Злолушка или Сестрицы - тоже люди!

5.2

Царящее в машине неловкое молчание немного давило. Марк изредка барабанил пальцами по обивке руля и косился на нас в зеркало заднего вида. Князев, сидящий по правую руку от водителя, даже не косился, но аура от него исходила такая грозная, что никто из нас не решался сказать ни слова. Мы с подругами жались к друг другу на заднем сиденье и смущенно переглядывались.

Из отделения полиции нас отпустили десять минут назад и исключительно благодаря связям Марка. Первым желанием полицейских было запихнуть нас всех вместе в обезьянник и оставить до выяснения обстоятельств (учитывая приближения Нового года, выяснялись бы эти обстоятельства дольше, чем обычно), но Золотов вовремя кому-то позвонил, и нас отпустили. Собственно, Лиля настояла, чтобы Васю с Колей тоже выпустили. Она заявила, что претензий к ним не имеет. Уже на улице, прямо у участка, мы, наконец, рассказали изрядно потрепанным парням, что именно приключилось. Сначала они упрямо не хотели верить, а когда стоящий рядом Теряев и порядком смутившийся Николай подтвердили наши слова, то долго смеялись. Правда смех как-то подозрительно напоминал истерический.

Николай, как оказалось, весь этот гениальный план действительно придумал сам, но совершенно не ожидал, что по итогу может оказаться в полиции. Сейчас он искренне заверял нас, что ему достаточно просто вернуть браслет, и он в нашей жизни никогда впредь не появится. Буквально пару часов назад суровый и пугающий парень выглядел теперь не менее рассеянно, чем Вася. Хотя, ладно, вру, на Васю вообще было страшно смотреть. Не знаю, как он до сих пор держался и не скатывался в глубокую истерику.

С машиной Марка, слава Богу, ничего страшного не случилось. По его собственным словам, пару часов на сервисе, вернула бы ей прежний внешний вид. Из-за того, что приехавшие полицейский застали нас в образе кучи-малы, сразу разбираться никто не стал и повезли нас всех в отделение, правда, места в их «автомобиле» на всех не хватило, поэтому стражи порядка милостиво разрешили половине из нас ехать сразу на джипе Золотова. Под их строгим присмотром, разумеется. А вот прямо сейчас мы возвращались с участка домой, а прямо за нами виляло такси с Колей и Васей. Разобраться с браслетом решили раз и навсегда в тот же момент.

— Ребят, — Лиля впервые нарушила тишину с того момента, как мы отъехали от отделения. Мы с Никой покосились на нее с уважением. — Вы это… — продолжала Синицкая, краснея, — вы извините нас. Так… так глупо все получилось…

Марк как-то неуверенно крякнул и отозвался:

— Да уж. В таком цирке я еще не учувствовал.

— А я тебе говорил, — фыркнул Князев, — они сумасшедшие. Особенно когда вместе собираются.

— Сам такой, — привычно огрызнулась Ника, но тоже стыдливо замолчала под нашими насмешливыми взглядами. Если кто и была правда похож на чокнутого, то это она. Додумалась же зимой выбежать в пижаме и тапочках! Хорошо хоть шубу догадалась набросить, и скалку ту с собой прихватить. Правда, кухонную утварь пришлось оставить в полиции.

— Слушайте, — неожиданно хмыкнул Золотов, спустя еще несколько минут тишины, — а у Коли этого вашего, губа не дура. Это же надо было додуматься, подсунуть брату идею подарить «возлюбленной» браслет, а потом денег с нее стянуть. Кому расскажешь — не поверят.

— Он не наш, — тихо возразила Лиля, и со вздохом добавила, — но я согласна. Даже предположить не могла, что это Вася. Вернее Коля… В общем, они. Какой-то ужас.

— Ага, — поддакнула Ника, — только больно уж Теряев скромным оказался. А ты Лиля, зря сразу в отказ не пошла. Сказала бы, что никогда браслет в глаза ни видела, и всё. Пусть докажут, что пока Васька тебе его в портфель совал, он не выпал где-нибудь.

— Ника! — в один голос с Синицкой укоризненно воскликнули мы.

— Что «Ника»? — возмутилась девушка. — И зря ты от полиции отказалась. Кто тебе теперь за моральный ущерб ответит? А заодно и нам.

— Вот что ты все деньгами меряешь? — Лиля явно чувствовала себя сконфуженно.

— Не деньгами, а справедливостью, — парировала Игнатьева. — Я вообще жалею, что вы меня остановили. Надо было этому Коле все-таки настучать по голове.

— А если бы ты по мне попала? — поинтересовался Марк.

— Это была бы случайность, — гордо задрала голову блондинка, — даже если бы тебе перепало, мимо него я бы тоже не промахнулась.

Парни одновременно переглянулись и фыркнули, сдерживая очередной приступ хохота. Ребята еще о чем-то шутливо переругивались, а я прикрыла глаза и откинулась на мягкую спинку сидения. Теперь хотелось только одного, доехать до дома подруг, разобраться с браслетом, и поговорить, наконец, с Денисом. Я на секунду разблокировала телефон, чтобы посмотреть на время. Наша смена уже началась, но Марк позвонил в клуб и предупредил, чтобы начинали работать без нас. С голоду гости бы не умерли — работала кухня и ресторан, а бар мы бы открыли чуть позже, чем обычно.

— Слушай, Лиль, — я снова прислушалась к разговору. В этот момент Марк смотрел на рыжую девушку через зеркало и улыбался, — ты работать то на меня еще не передумала?

Рядом раздраженно засопела Вероника, но промолчала, а Синицкая удивленно поинтересовалась:

— А почему я должна была передумать?

— Ну как, — пожал плечами Золотов, — я же обещал тебе найти твоего обожателя, а в итоге он нашелся сам. Сама же говорила, что будешь делать доброе дело в ответ на доброе дело.



Александра Шеина

Отредактировано: 17.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться