Злолушка или Сестрицы - тоже люди!

6.0

Утро первого января я встретила под громкими звуками мигалок скорой помощи, везущей меня в больницу. Потом в приемном покое, лежа под капельницей. За час, в течение которого лекарственное средство капало в мой организм, я умудрилась провалиться в очень глубокий сон без сновидений. Ночка была действительно тяжелой, и, когда меня разбудила медсестра, я едва разлепила уставшие глаза, не сразу сообразив, где вообще нахожусь. Горло, разодранное кашлем, болело, но чувства удушения прошло уже давно.

— Девушка, — медсестра выглядела крайне уставшей, — капельница закончилась. Можете идти.

Я все еще туго соображала, где я, и что здесь делаю, и чуть было не попросила остаться еще подремать хотя бы пару минут, но рядом с медсестрой уже появился высокий взрослый мужчина лет шестидесяти. Он едва стоял на ногах, глупо шатал головой и явно был сильно пьян.

— Давление, — извиняющимся тоном проговорил он. Смачно икнул и «очаровательно» улыбнулся закатившей глаза медработнице.

Я устало зевнула и поднялась. Пока обувалась, мужчина осыпал меня комплиментами по поводу «прекрасного» внешнего вида, а я с тоской смотрела на измятое платье и даже не хотела представлять, во что превратились прическа и макияж.

— До свидания, — на прощание сказала медсестре, которая уже сменила простыню и укладывала на мое место любвеобильного мужичка. Тот вовсю цитировал Есенина и клялся ей в вечной и непоколебимой любви.

Я только печально вздохнула и поплелась к выходу. От приступа аллергии не осталось и следа. Полегчало мне еще в скорой после укола, но спустя час сна и капельницы с лекарством, отпустило совсем.

— Зайдите к дежурному врачу в пятый кабинет, — бросила мне напоследок медсестра.

Посещение доктора не отняло много времени. Тот задал несколько вопросов, убедился, что я чувствую себя нормально и посоветовал сходить к аллергологу как можно скорее. Мне повезло, что я и Рита уже знали аллерген и свою реакцию на него, о чем сразу же сестра сообщила врачам скорой помощи. Они быстро сориентировались на месте и сняли приступ.

Я чувствовала себя такой усталой, что, когда шла по коридору приемного покоя, перед глазами все плыло. Спать хотелось смертельно, и я практически наяву представляла свою родную кроватку и ощущала тепло пушистого одеяла и мягкость подушки.

— Девушка, — меня остановила еще одна медсестра, вырывая из блаженных мечтаний, — вы же Кира Денисова?

Я кивнула.

— Вас там друзья ждут у входа. Охранник их выгнать пытался, но они не ушли.

— Друзья? — удивленно переспросила и уже гораздо бодрее пошлепала к лестнице, ведущей на первый этаж.

У выхода прямо рядом с приоткрытой дверью сидела Денис и Рита. Судя по всему, ребята прождали тут все это время, потому что на них была та же самая одежда, да и потрепанный внешний вид намекал на сильную усталость. Денис вытянул в проход ноги и развалился на неудобном стуле, то и дело поворачиваясь сбоку на бок. А Рита, наоборот, съежилась. Ее плечи вздрагивали, видимо, сквозняк со стороны приоткрытой входной двери и сильная усталость заставили сестру замерзнуть.

Ребята сидели ко мне боком, поэтому не видели меня. Я собиралась быстрее подойти к ним, но замедлила шаг, невольно подслушав, о чем шел разговор.

— Я пыталась, — Ритин голос дрожал, — честное слово. Я пыталась подружиться с ней.

— - Это ты ту сцену с ее Дня рождения попыткой называешь? — хмыкнул Князев. Говорил он вполне дружелюбно, но Березину его слова задели. Девушка уткнулась в ладони лицом и быстро заговорила.

— Я очень виновата перед Кирой, это правда. Я просто. Я просто… — она замялась, — Денис, мне до сих пор очень стыдно за тот поступок. Я понятия не имею, почему так поступила. Просто Кира… Она до этого с таким счастьем готовилась к признанию Максиму. Она как на крыльях летала. Она даже со мной разговаривала дружелюбно и делилась переживаниями, представляешь? Я такой счастливой себя чувствовала в тот момент, я и правда подумала, что мы сможем с ней стать настоящими сестрами. А потом… Потом, когда Максим неожиданно начал признаваться мне, я растерялась. Я так разозлилась на него, неужели он не видел, как Кира в него влюблена? Я даже не представляю, насколько унизительно это было. Насколько ей было больно.

— И именно поэтому ты унизила ее еще больше?

— Я не специально, — всхлипнула Рита, — я так сожалею, что сказала это. Я просто была так зла на Максима, что вообще обо всем позабыла. Я не соображала, где нахожусь.

Денис покачал головой:

— Почему тогда никогда не просила у нее прощения потом?

— Я пыталась. Но было невозможно поговорить. Мы снова ссорились раз за разом и еще родителей в это впутывали.

Сестра спрятала лицо в ладонях, а я постаралась дышать ровнее и проглотить застрявший в горле слезный комок. Получилось не сразу, а Денис к тому моменту уже заметил меня и поднялся на ноги.

— Кира! — парень подошел ко мне и взял за плечи, наклоняясь, чтобы внимательнее всмотреться в мое уставшее лицо. — ты как?

— Вы чего тут? — сипло спросила я, опуская голову. — Чего домой не поехали?

Рита отвернулась ко входу и пыталась стереть с лица слезы, прежде чем подойти к нам. Денис фыркнул и обнял меня.



Александра Шеина

Отредактировано: 17.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться