Злолушка или Сестрицы - тоже люди!

Размер шрифта: - +

1.2

К вечеру оживившийся город окончательно замело декабрьским снежком. Легкий и почти незаметный морозец пощипывал лицо, под ногами приятно хрустело, а машины на дорогах обижено фыркали, замешивая под колесами снежную грязь. До Нового года оставалось чуть меньше месяца, но в воздухе уже витала атмосфера приближающегося праздника. Почти на каждом повороте красовались наряженные ели, а мерцающий на деревьях и невысоких зданиях свет гирлянд приятно мозолил глаза.

По тротуарам улиц в центре всюду носились промоутеры в костюмах новогодних персонажей, донося до прохожих информацию о приближающихся праздничных скидках. Один из таких как раз направлялся к нам. Симпатичный парень, переодетый в Санта-Клауса, недвусмысленно нам улыбался, запуская руку в огромный мешок на своем плече.

- Девушки, - молодой человек обнажил все тридцать два своих белых зуба в очаровательной улыбке и прокашлялся, пытаясь сделать свой голос ниже на манер седого дедушки. – Хотите подарочки еще до Нового года?

Он обращался к нам троим, но взгляда не отрывал именно от Игнатьевой. Ника, что как всегда выглядела сногсшибательно в своем белоснежном полушубке и с вечным высокомерным выражением лица, скривилась. Для нее парни, занимающиеся подобной работой, как мужской пол в принципе не рассматривались, впрочем, под сомнение ставилось и их принадлежностью к роду человеческому. Так что Санта изначально оказался в проигрышном положении, хотя лично мне показался очень даже обаятельным.

- Хотим, - дружелюбно улыбнулась Лиля, которая, как и я, ничего предосудительного в подобном занятии не видела.

Промоутер, которого холодный прием Вероники ничуть не смутил, весело подмигнул Синицкой и извлек наружу три завернутых в бумажные пакеты пирожка. Сверху к ним была приклеена листовка, гласящая, что неподалеку открывается новое кафе, и, в честь сего события, там действуют грандиозные скидки. Парень раздал нам по пакетику и снова уставился на Игнатьеву, которая держала угощение в двух пальчиках и подозрительно принюхивалась.

- Вам точно понравится! – расхваливал молодой человек, не переставая улыбаться. – Вот увидите, наши пирожки заставят вас позабыть обо всем на свете!

Лиля поблагодарили парня, а Ника, неожиданно застыла, уставившись куда-то в одну точку перед собой. Кончик носа у нее подозрительно задергался, а я начала подозревать неладное. В голове мелькнула догадка и я, едва сдерживая смех, приблизила завернутый пирожок к носу, безошибочно определяя приятный запах известной каждому пряности. Игнатьева, которая учуяла его раньше меня, застыла истуканом и из последних сил пыталась сдержать лицо. Она крепче сжала челюсти и нервно трясущейся рукой сунула пакет обратно в руки опешившему работяге.

- Вам нехорошо? – удивился тот, замечая, как лицо сдерживающей дыхание блондинки покрывается неровными красными пятнами.

Девушка кинула на промоутера тяжелый взгляд. Было видно, что будь у нее возможность, она бы в красках расписала пареньку, как именно ей нехорошо и куда ему следует идти, чтобы ей стало лучше. Но Ника решила оставить разборки на потом, жестом указывая хихикающим нам на ту сторону дороги и первой бегом устремляясь к пешеходной зебре. Я сквозь слезы сдерживаемого смеха наблюдала, как подруга на высоченной шпильке преодолевает расстояние до безопасного места со скоростью опытного спринтера, а паренек следил за ней, рассеяно почесывая голову.

- Что это с ней? – озадаченно поинтересовался он, когда Ника уже оказалась на той стороне и согнулась, не сдерживая-таки чихание и распугивая прохожих вокруг.

- Как ваше кафе называется? – постаравшись успокоиться, поинтересовалась я.

- «Утро с корицей», - рассеяно отозвался тот, а мы с Лилькой дружно захохотали, ловя на себе разозленный взгляд Игнатьевой с той стороны дороги.

- Это провал, парень, - похлопала я озадаченного промоутера по плечу, возвращая ему свой пирожок.

- Почему?

- У Ники сильная аллергия на корицу, - вместо меня ответила Лиля, с улыбкой протягивая ему и свой пакетик. – Чувствует ее запах на больших расстояниях и на дух его не переваривает.

Это еще слабо сказано. Игнатьеву скручивают такие приступы чихания, что девушка почти на час выпадает из жизни, а потом злиться и проклинает всех вокруг себя.

- Извини, - дружно пожали мы плечами и, оставив озадаченного беднягу в гордом одиночестве, понеслись вслед за подругой. Ника уже уняла приступ (благо, запах был едва заметный, а к самому пирожку девушка даже не притронулась) и теперь взирала на нас раздраженным взглядом.

- Чего вы там телитесь? – пробурчала она и тут же добавила: - помешались они все на этой корице. Орудие пытки. Адская смесь.

Синицкая бросила на меня веселый взгляд, а я в очередной раз затряслась от смеха под обиженным взглядом Ники.

- Смейся-смейся, - цыкнула блондинка, разворачиваясь на каблуках и почти бегом направляясь к неприметной кафешке за углом. – Вот подкину тебе как-нибудь черного перца в суп, будешь знать, как над подругой издеваться.

Я тут же перестала смеяться и сглотнула. Угроза Игнатьевой вполне могла быть осуществима, а я на черный перец реагирую примерно так же, как она на корицу. Хорошо, хоть не пригрозила орехами накормить. С ними у меня вообще отдельные взаимоотношения.



Александра Шеина

Отредактировано: 03.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться