Зловещий уик-энд

Размер шрифта: - +

7

 

Миша поехал вместе с девушками. Сев на пассажирское кресло, он посмотрел в сторону дома. На веранде двумя тёмными силуэтами на фоне горящего в гостиной света стояли Дима и Раф. Эта ночная картина напомнила Мише сцену из какого-то старого фильма ужасов.

Вспыхнули фары, заурчал двигатель и машина тронулась. Проводив взглядом красные габариты, двое ребят вернулись в дом, закрыв дверь на замок. Дима почувствовал холод, снял с головы борцовку и надел её на тело. Рафа подкинул в кухонную печь пару поленьев и решил, что пришло время перейти на что-нибудь покрепче. На кухне стояли ещё три большие бутылки с виски. Откупорив одну из них, Раф налил себе полный бокал, вернулся в гостиную и уселся в кресло, будто дон в дорогущем особняке.

— Неплохой домишко, — говорил он, сделав маленький, приятно обжегший язык глоток, — уговорю батю не продавать. Сделаю ремонт, утеплю... сюда ещё каминчик, и можно будет зимой приезжать.

Дима тоже опустился в кресло. Потом посмотрел в сторону комода, где стоял ящик с пивом, хотел открыть бутылочку, но передумал.

— А у тебя отец недвижимостью занимается? — поинтересовался он полусонным голосом.

— Да. Ну типа соучредитель фирмы, дома покупают, сдают, перепродают.

Раф сделал ещё глоток, после которого повисло молчание. Прошло несколько минут, и бокал опустел наполовину. Дима запрокинул голову и задремал.

Внимание заскучавшего Рафа привлекли выглядывавшие из-под краешка ковра половицы. Одна из них была короче других и выглядела как-то иначе. Парень пригляделся, поставил бокал на стол и встав с кресла. Затем опустился на корточки и отогнул ковёр. Под ним была крышка погреба.

— Так, что тут у нас? — с интересом произнёс Раф, — Диман, смотри.

Дима спал и не слышал его.

Раф нашёл выемку в крышке и с лёгкостью открыл погреб. В темноту вели деревянные ступеньки. Парень нашёл взглядом фонарик. Тот лежал на комоде, там где он его и оставил.

Взяв в руки фонарик, Раф зажёг его и посветил вниз. Ступеньки упирались в земляной пол, где было небольшое пространство, примерно три на три метра, с заставленными каким-то хламом полками. В полусогнутой позе, вперёд ногами Раф начал спускаться по лестнице.

Обоняние уловило затхлый запах гниющей древесины, возможно именно он и потревожил чуткий нос Карины. Двигаясь по полкам, луч света вытаскивал из темноты какие-то осколки, в которых вырисовывались фрагменты керамики и чего-то ещё.

— Ух ты, — сказал он, взяв с полки пыльный продолговатый предмет.

Это оказался нож длинной немногим больше ладони, с изогнутой рукояткой. Парень дунул на него, стряхнул пыль и ощутил пальцами шершавый, сильно проржавевший метал; штуковина эта лежала в сырости не один год. Положив его обратно на полку, Раф посмотрел на предмет, лежавший на полке пониже. Он сильно выделялся на фоне других, так как был похож не на обломок какой-нибудь архаичной ерунды, а напоминал нечто близкое к современности. Отряхнув с него пыль, Раф разглядел надпись на чёрном корпусе, «ПРОТОН». Это был старинный однокассетный магнитофон, подобные которому были входу лет двадцать, а то и тридцать назад. Взяв эту вещь за ручку, Раф взвесил её рукой (пол кило, не больше). Потом пощёлкал по кнопкам, те с лёгкостью нажимались.

— Раритет, — оценивающе произнёс он и, вытянув выдвижную ручку, повесил магнитофон на запястье.

Затем шагнул к противоположной стене. Нога наступила на что-то мягкое и странное. Парень отошёл в сторону и направил луч фонарь себе под ноги. Из земли что-то торчало. Раф потянул это кончиками пальцев и извлёк наружу. Как только он вгляделся в находку, тело его стрельнуло током, голова закружилась, а к горлу подкатила дурнота. Он держал за мизинец отрубленную чуть выше запястья кисть руки!

Парень, не медля, бросил эту дрянь обратно на землю, и нервная дрожь прошла по коже. Брезгливо поморщившись, он поспешил подняться наверх и, снова оказавшись в уютной гостиной, тут же схватил стакан виски и плеснул себе на пальцы, те самые, которые касались той мерзости, что лежала в подвале.

— Фу, блин! — сказал Раф с явным отвращением в голосе.

Дима поворочался в кресле и, всхрапнув, опустил голову на бок. Он продолжал мирно спать, в то время, как из погреба донёсся скрежет, кто-то шаркал когтями по дереву. Включенный фонарик лежал на столе, рядом с магнитофоном, кусками хлеба и тарелкой с недоеденной курицей. Раф снова взял его и посветил в погреб — внизу что-то шевелилось. От увиденного глаза парня полезли на лоб. Отрубленная рука ползла по лестнице. Подтягивать на пальцах, она преодолевала ступеньку за ступенькой. Раф смотрел на неё как завороженный, не веря в происходящее. Хмель выбивался из головы, уступая место страху. Одна лишь мысль, что он прикоснулся к это мерзости, вызывало у него дикое отвращение. Парень шагнул чуть ближе и захлопнул ногой крышку.

У меня такое ощущение, что здесь кто-то умер — промелькнули в голове недавние слова Карины. И слова эти были не далеки от истины. Крышка погреба приоткрылась на самую малость. Из-под неё показались бледные сморщенные пальцы. Словно черви, они пытались выползти наружу.

Парень со всех сил топнул ногой по крышке. Потом ещё раз и ещё. Мёртвые пальцы спрятались обратно в погреб. От стука проснулся Дима. Сонными глазами он увидел, как Раф схватил кресло и в пару рывков подвинул его к центру комнаты.



Доктор Кауфман

Отредактировано: 04.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться