Зловещий уик-энд

Размер шрифта: - +

12

 

За последнюю неделю мне удалось перевести часть восстановленного текста. Берестяные письмена, по всей видимости, представляют собой фрагменты древней оккультной книги, в которой говорится о неких Нихти Даймади, что в грубом переводе означает Лесные Демоны. Часть текста вполне пригодна к осмыслению, а вот часть написанного не удалось перевести ни мне, ни моим коллегам. Скорее всего это обычная транслитерация с какого-то языка, который был в разряде мёртвых ещё на момент составления этих письмён (щелчок клавиши на плёнке)...

 

Сев в кресло, Лера закурила. Дима закинул повреждённую ступню на колено и стал массировать кожу возле раны. Чтобы поубавить боль, он налил себе рюмку и осушил её залпом. Раф и Миша слушали с интересом.

 

Насколько я могу судить, нерасшифрованные части текста — это заклинания. По мнению писавших их, они предназначены для призыва неких потусторонних сил, способных овладевать душами живых и мёртвых, аналог чертей или... (громкий стук)...

 

Лера подскочила на кресле, пепел упал ей на колени. Раф тоже встревожился.

— Это там? — спросил он, указывая на магнитофон.

Миша кивнул. Будучи ближе всех к динамику, он понимал, что звук идёт именно оттуда. Воспроизведение продолжалось:

 

Был вынужден прервать работу. Жене моей нездоровиться. Сейчас, вроде, заснула, но к утру думаю снова начнёт по-новой. Нужно будет пойти в город и вызвать машину... (на заднем фоне снова послышался какой-то стук, который прерывался щелчком клавиши)...

 

Раздался звук бьющегося стекла, теперь уже не из динамика, а за стеной. На фоне тишины он казался просто чудовищным. Лера вскочила с кресла и устремила взгляд в сторону коридора. У неё не было сомнений в том, что что-то разбилось в спальне, где спала Карина.

Миша выключил магнитофон и положила его на пол. Рука полезла в сумочку и достала пистолет. Затвор издал угрожающий металлический щелчок. Все были готовы к чему жуткому.

Миша шагнул в коридор, держа перед собой оружие. Открыл дверь, он резко метнул свободную руку к выключателю и зажёг свет. Раф осторожно встал позади него, и выглянул из-за плеча. Карины в комнате не было, кровать была пуста. Скомканный плед валялся на полу, а окно было буквально выломано, обломки стёкол и раскуроченной рамы смотрели на улицу. Выпрыгнула, — первая мысль, мелькнувшая в голове Рафа.

— Что там? — спросила Лера, стоя в гостиной, — что случилось?

Миша прошёл по комнате, встал впритык к подоконнику и выглянул на улицу. Снаружи не было ничего, кроме ночной темени. Парень повернул голову и встретил вопрошающий взгляд Рафа.

— Куда она делась? — полушёпотом спросил тот, даже не предполагая получить ответ.

Миша предсказуемо пожал плечами.

Волнение в груди Леры нарастало всё сильнее. Она боялась заглянуть в спальню, но и неизвестность была ничуть не лучше. Когда девушка перевела взгляд на Диму, единственного человека, что был в её поле зрения, она увидела, что он, растопырив глаза, смотрит мимо неё. И смотрел он не в пустоту. За спиной у Леры что-то было.

В жутком предчувствии, девушка медленно развернулась... Прямо перед ней было лицо бесноватой подруги, то самое неживое лицо. Карина висела в воздухе, высоко задрав ноги, как летящий к земле парашютист. Из чёрного бездонного рта полился мерзкий старческий хохот, а костлявые руки вцепились в лерины волосы, как рыболовные крючки.

Лера истошно завизжала. На вопли из спальни прибежали Миша и Раф. В руках у Миши по-прежнему был пистолет, он он даже не предполагал, что им можно сделать в подобной ситуации. Карина висела в воздухе рядом с Лерой, а та, громко вопя, махала над собой руками, словно пыталась прогнать стаю мошкары.

Вытаращив глаза, Дима смотрел на это в диком напряжении. Казалось, он вот-вот сорвётся с места. Так и произошло. Встав с кресла, хромая на правую ногу, он проковылял к двери, взял прислонённый к стене топор и с криком «ну давай!» бросился на исчадие.

Сердце Рафа остановилось, когда лезвие топора взмыло к потолку. Оно могло расколоть голову Леры, как арбуз, но к счастью даже не задело её. Остриё попало туда, куда и было направлено — в бесноватое отродье, пробило ей шею и стукнулось об пол, не вонзившись в половицы. Лера вырвалась и, отбежав в сторону, упала на бок. Полусидя, она бегающими в безумии глазами смотрела на подругу сквозь упавшие на лицо взъерошенные волосы.

Карина опустилась на ноги. Голова её была запрокинута на бок, из рассечённой шеи текла чёрная-пречёрная кровь, как из нефтяной скважины, густо заливая одежду и пол. Было невдомёк, как это существо могло ещё жить.

— Хи-хи-хи-хи-хи! — мерзко смеялось отродье, — вы не уйдёте отсюда! Я сожру ваши жалкие души! Хи-хи-хи-хи! Сожру! Вы попадёте в ад! Хи-хи-хи-хи!

От тяжёлого горячего дыхания у Димы пересох рот. Кожа его покраснела, пылая потом и жаром. Глотая жалкие остатки слюны, он разразился сотрясшим весь дом криком, снова поднял топор и обрушил его на Карину. Голова девушки покатилась к стене, а бездыханное тело ухнулось об пол.



Доктор Кауфман

Отредактировано: 04.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться