Змееносец

Размер шрифта: - +

ІІІ

1185 год, Фенелла
В восточной части замка, в самой высокой его башне, располагались любимые покои Его Величества короля Трезмонского Мишеля І де Наве.
Отсюда наблюдал он за стражами в замковом дворе, разглядывал подданных у фонтанов на улицах и рыночных площадях Фенеллы, любовался долиной, окружавшей его столицу. В ясную погоду из башни можно было увидеть все тринадцать вершин, между которых раскинулся Трезмон, а в грозу мимо окон мчались сизые облака, обгоняя друг друга и скрывая собой все королевство.
В восточную башню пару месяцев назад Мишель велел перенести витраж незнакомки. Ее образ увидел он лишь однажды во сне, но больше не забывал никогда. Портрет занял место одного из башенных окон, проем которого был увеличен городским каменщиком. Рассветные лучи заставляли улыбаться губы прекрасной девушки, а закат туманил печалью ее синие как небо глаза. 
Сегодня молодому королю было особенно тяжело смотреть в эти глаза. Словно он предавал их и предавал что-то очень важное, что скрывалось в глубине его сердца.
С тяжелым вздохом отвернувшись от витража, Мишель отринул мечтания. Важным нынче было иное. Глядя на город, раскинувшийся под его ногами, он размышлял о предстоящей свадьбе. После нее он значительно расширит земли королевства и укрепит свое право на трон Фореблё. Так завещал ему отец: добиваться утверждения власти Трезмона любыми способами. Впрочем, брак с герцогиней де Жуайез приносил ему не только новые владения, но и давал надежды на появление здоровых наследников, в чем во все времена нуждается любой королевский род. А род де Наве, единственным продолжателем которого был Мишель, особенно.
- Вы видели ее год назад в ночь после Змеиного дня, Ваше Величество? – раздалось вдруг за его спиной. И тяжелая дубовая дверь со скрипом затворилась.
- Кто вы? – недовольно спросил Мишель.
Он очень не любил, когда его беспокоили в башне.
Шаги зазвучали под каменными сводами замка. Незнакомец приблизился к королю и стал возле витража плечом к плечу с ним.
- Мэтр Петрунель, сир, из герцогства Мерфруад. Вы, верно, слыхали об этих землях. У нас шьют лучшие одежды из шкур и мехов.
Король Мишель с нескрываемым любопытством разглядывал человека в темных одеждах. Тот вел себя как близкий друг, даже по-хозяйски, ничуть не смущаясь присутствием истинного хозяина. Было в его хитроватой улыбке и остром взгляде, который он прятал под тяжелыми веками, нечто отталкивающее. Это заставило Его Величество насторожиться.
- Что привело вас в наши владения, мэтр? – спросил король царственным тоном, как и подобает правителю сильного государства.
- Она, - кивнул Петрунель на витраж. – Через два дня, в Змеиный день, ваша свадьба. И тогда она будет навек потеряна для вас. Как и то, что она хранит.
- О чем вы? – удивленно спросил Мишель.
- Ожерелье на ее шее. Это же ваше ожерелье, верно?
Золотая змея с изумрудным глазком – Мишель видел его на некоторых портретах своих предков, но никогда не держал в руках. Никто не знал, было ли оно украдено или исчезло по иной причине. Разные легенды и слухи, похожие на сказки, передавались шепотом в каменных коридорах замка. Но Мишель не верил ни одним, ни другим. А ожерелье был склонен считать фантазией придворных художников.
И все же мэтр ожидал его ответа.
- Верно, - задумчиво сказал король.
- Ведь не давало оно вам покоя целый год? – не унимался гость.
- Мое беспокойство к вам касательства не имеет, мэтр Петрунель. Зачем вы здесь? Чего вы хотите?
- Вернуть Змею истинному владельцу, - поклонился мэтр. – Иначе конец Трезмону. Веками она хранилась вашей семьей и оберегала вас и ваших подданных. Были светлые времена в королевстве. Была гармония, было процветание. Теперь же настала темная эпоха. Разве с исчезновением ожерелья не стали преследовать всех нас беды? Смерть королевы-матери двадцать лет назад была первым знаком последующих горестей. Она не произвела на свет дитя, что должно было родиться. И вы остались единственным наследником рода. Ваш отец более не женился. Вы потеряли Фореблё и надежду его вернуть. В дальних провинциях голодают. Да и здесь держатся лишь вашей милостью. И все началось с исчезновения ожерелья. Вам ли не знать, сир!
- А если я скажу, что это больше похоже на истории, которыми няньки пугают непослушных детей?
- А если я скажу, что девушка с витража существует? И год назад это был не сон?
- Что же тогда это было? – в голосе короля явственно слышалась насмешка.
Петрунель только хмыкнул и принял позу, охарактеризовать которую можно было единственным словом – величественная.
- Ее зовут Мари. Вы видели то, что было в действительности, - торжественно сообщил мэтр. – Или будет в действительности. Через восемь веков, Ваше Величество.
«Оно будет, когда не будет тебя», - вспомнил Мишель слова ветра, услышанные год назад.
Сколько долгих дней и бессонных ночей он потратил на то, чтобы прочитать все книги, в которых описывалось древнее ожерелье, и рассмотреть картины, на которых его запечатлели королевские живописцы, и выслушать рассказы о нем ученых мужей. Он искал, собирал по крупицам и верил. Пока однажды не потерял надежду. В тот день он вспомнил о своем долге перед королевством и подданными. Создал витраж и отписал герцогине де Жуайез с предложением стать королевой Трезмона.
И вот теперь рядом с ним стоит странный человек и утверждает, что все существует не в мечтах Мишеля, а на самом деле.
- Но я-то здесь, а не через восемь веков, - озабоченно проговорил король, глядя на витраж.
- Тогда я скажу вам, что все же есть возможность попасть туда. Я могу помочь вам преодолеть время и вернуть ожерелье Змеи.
- Но… как такое возможно?
Петрунель удовлетворенно прищелкнул языком и внимательно посмотрел на короля. Тот был достаточно молод, чтобы ему были интересны дела государственные, и достаточно красив, чтобы жизнь подбрасывала ему соблазны, способные увлечь его. Но и горяч, решителен и отважен. Что хорошо для короля. Таким когда-то был его отец. До того страшного дня, когда все в королевстве изменилось.
- А как, по-вашему, это ожерелье туда попало? – рассмеялся мэтр. – В действительности все на свете и во тьме возможно. И я могу отправить вас туда. Но чтобы предупредить ваши вопросы, позвольте пояснить сразу. Это не я похитил вашу Змею. Хотя и имею к тому некоторое отношение. Мой дядя… Великий магистр Маглор Форжерон… Ваш отец лишил его наследства, разграбив край, в котором он вырос. Маглор решил отомстить. Двадцать лет назад в Змеиный день он украл ожерелье де Наве и отправил его туда, где никто не нашел бы. Это стало вашим проклятием. И проклятием всего королевства.
- Ваш родственник не без воображения, как я погляжу, - Мишель улыбался, но глаза его были серьезны. – Ну хорошо… Вы отправите меня к ней, - он кивнул на витраж. – За ожерельем?
- Без него ваш брак с герцогиней также будет проклят, как и все, к чему прикасаются де Наве.
- Но не воровать же мне его! – воскликнул Его Величество.
- Вы ни в коем случае не должны его красть! – нахмурился Петрунель и приблизил свое лицо к лицу короля. – Никто не смеет красть его, иначе нашлет на свой род великие страдания. Ожерелье Змеи может быть лишь даром любви и только. Мой дядюшка украл его – и что же? Из всей нашей семьи в живых лишь я да он остались. Она, - мэтр кивнул на витраж, - отдаст ожерелье только тому человеку, которого полюбит навсегда, на всю жизнь. Другого пути нет, сир.
- Другого пути нет… - повторил Мишель и долго пристально смотрел на витраж. От его решения зависело так много. И многие. – Что вы хотите за то, что поможете мне, мэтр Петрунель?
- Я попрошу вас лишь об одном, Ваше Величество, - склонился он в поклоне. – Дать мне это ожерелье на один час в Змеиный день. Единственный, когда оно исполняет желание. Одно желание до следующего поколения своих хозяев.
- Вы многого просите, мэтр, - усмехнулся уголком губ король. Едва ли он верил в подобные сказки.
- Нет. Цена вполне приемлема за ту услугу, что я вам окажу.
- Еще никто со мной не торговался.
- В моей семье славны своими делами не только маги, но и торговцы. Так что же? Клянетесь вы королевской честью дать мне то, что я прошу у вас? Поклянитесь, Ваше Величество! – Петрунель поднял правую ладонь так, будто бы сам произносит клятву.
Мишель некоторое время обдумывал предложение мэтра. Лицо его было серьезным, но спокойным, не выражающим ни одной его мысли. В утаивании мэтра был подвох, не мог не быть. И требование клятвы лишний раз подтверждало догадки Его Величества. Однако сейчас Петрунель просчитался. Клятва короля, произнесенная без главного символа этой самой королевской чести, который беспечно был забыт в личных покоях, не имела никакой силы. Поэтому Мишель легко поднял в ответ правую руку и произнес:
- Клянусь!
- И горе вам, коли вы нарушите вашу клятву! – зловеще прогрохотал мэтр Петрунель, и в этот момент за окном сверкнула молния. В ноябре. Накануне зимы. Маг вздрогнул и оглянулся. – Ну, это уж слишком, дядюшка, - буркнул под нос.
Король Мишель равнодушно посмотрел на полыхнувший ярким светом витраж, и перевел выжидающий взгляд на магистра.
- Благодарю вас, сир, - вновь поклонился пришелец. – Вам следует помнить еще кое-что. С того мгновения, как я отправлю вас во времена, где сейчас ожерелье, у вас будет совсем мало времени, чтобы вернуть его. Все нужно успеть сделать до наступления Змеиного дня. После все вернется в места, которым принадлежит. Этот день будет тем самым, как двадцать лет назад, когда ожерелье пропало. Выпадающий раз на поколение. Когда возможно все, и ничего не изменить.
Два дня. Целых два дня, которые он проведет рядом с прекрасной принцессой. Король Трезмонский улыбнулся собственным мыслям и нехотя сказал:
- Следует предупредить в замке, что меня не будет некоторое время. Иначе поднимется переполох.
- Разумеется, Ваше Величество. Когда будете готовы, найдете меня здесь же. Но торопитесь. Время идет.
Не теряя больше ни минуты, Его Величество вышел из своих покоев и быстро спустился по ступеням башни. Он размышлял, кому сказать о том, что покидает Фенеллу, пока не пришел к единственно правильному, по его мнению, решению. В тронном зале он написал короткую записку своей невесте. И со свитком в руке отправился в гостевую половину замка, где несколько дней назад расположилась вместе со свитой герцогиня де Жуайез.
Неожиданно из какого-то темного угла раздался до боли знакомый голос, напевающий:



JK et Светлая

Отредактировано: 14.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: