Змееносец. Истинная кровь

Размер шрифта: - +

XII

22 декабря 1186 года, Трезмонский замок 
- Да уж… У нас так не шьют… – протянула Вивьен Лиз после ужина, рассматривая себя в оконном отражении – зеркала у Паулюса в комнате не было. А наряд ей определенно нравился. Изумрудный котт из тонкой шерсти застегивался изящной брошью под горлом. Она покружилась влево, вправо. Покрутила в руках обруч и покрывало и отбросила их в сторону. 
- Королева у вас коротышка, судя по платью. 
- Не назвал бы я ее коротышкой. Но тебе виднее, - подошел к ней Паулюс и счастливо чмокнул в щеку. – А тебе идет… И все-таки здо́рово, что ты оказалась здесь. Я уж скучать начал. Ты не думай, у нас здесь тоже интересно. Вот только… - он медленно почесал затылок. – Я же здесь монах. И ты… Старая Барбара нас в покое не оставит. 
- Тут все просто, - отмахнулась Лиз. – Два варианта. Либо мы ищем дыру во времени и возвращаемся домой. Либо ты перестаешь быть монахом. 
- Здесь тоже вроде как… дом. 
Он осмотрелся. В квартире Лиз ему нравилось, но здесь, в этой простой комнате, в которой провел несколько лет, он чувствовал себя… хозяином. В то время как там – всего лишь гостем. Но и без Лиз он быть уже не хотел. Снять с себя монашество вряд ли возможно. Тогда остается лишь одно. 
- Давай искать дыру, - уверенно заявил Паулюс. 
Лиз села на постель и осмотрелась по сторонам. В голове ее энергично зашевелились извилины, и она стала строить версии, где наиболее логично разыскать выход из двенадцатого века. Собственно, если основываться на эмпирическом методе исследований, то вариантов у нее не так много. 
- Я точно знаю, - медленно сказала Лиз, - что дыра во времени есть в твоей комнате, хотя в прошлый раз мы ее так и не нашли. И выходит она в мой ресторан. Но зато дыра на кухне ведет в полицейский участок Кюкюньяна! 
- Угу, - промычал ей на ухо Паулюс, усевшись рядом и щекоча бока сквозь тонкую шерсть платья. – На кухню лучше не соваться. Барбара нам устроит Ночь всех святых, если мы начнем там что-то искать. А если мы разбудим этого дракона, то умрем с голода. 
Лиз многозначительно посмотрела на его пальцы. 
- Милый, если ты не прекратишь, то окажется, что я зря надевала это платье. Не буди дракона. 
- Твоих дракончиков я не боюсь. Наоборот, я их очень люблю, - бормотал Поль, пытаясь дотянуться до края юбки. Все-таки с обычной одеждой Лиз гораздо проще управляться. – И да, зря ты надевала это платье. Ночь на дворе. Идти некуда, - и бросив возиться с подолом, потянулся к броши. 
Лиз облизнула губы и торопливо задергала застежку, касаясь его пальцев. 
- Тебе кто-нибудь говорил, что в шмотках монаха ты смотришься очень сексуально? – прошептала она ему на ухо. 
- Угу, - промычал Паулюс. 
- Кто? 
- Ты, - радостно воскликнул монах. 
В ответ Лиз пробормотала нечто нечленораздельное и, наконец, справилась с брошкой, освобождая плечи от ткани котта. Но была ведь еще камиза! Да и черт с ней, с камизой! 
«Отдам Лиз свою, - подумал Паулюс, - под коттом будет не видно». И со всей силы рванул тонкую ткань. 
В этот момент раздался страшный стук в дверь и чей-то громкий плач за ней. 
Лиз в ужасе посмотрела на монаха и тихо, почти с надеждой, спросила: 
- В сундук? 
- В прошлый раз не насиделась? – пробурчал он. 
Достав из сундука плащ, протянул его Лиз и, нахмурившись, пошел открывать. Хотя это… дежа вю! переставало ему нравиться. 
- Барбара, - жалобно протянул Паулюс, увидев на пороге своей комнаты старую кухарку. А на руках у нее того, кого при нем называли юным маркизом. Маркиз что есть силы кричал, но, едва завидев монаха, замолчал на выдохе, видимо оценивая новое лицо в доме. И несколько раз поморгал – в глазах ребенка не было ни слезинки. А потом снова зашелся криком. 
- Кормилица захворала! – пробасила Барбара, перекрикивая ребенка. – Месье Андреас забрал ее к себе, лечить! А мне и приглядеть некогда. Все, что могу, молока ему разогреть. Пусть приучается. Брат Паулюс, будь другом, понянькай эту ночь. К утру Генриетте, уж верно, получше станет. 
Паулюс взял на руки вопящий что есть мочи сверток. Он не был уверен в скором выздоровлении кормилицы, коль за ее лечение взялся Андреас. Однако деваться некуда. 
- Как хоть зовут-то его? – поднял он глаза на кухарку. 
- Маркиз де Конфьян его зовут! – почтительно проговорила Барбара. 
- Крестили его как? – сдерживая раздражение, уточнил монах. 
- Ах это? Сержем, как старшего маркиза, конечно. Ну ты, брат Паулюс, и странный вернулся из своих дальних стран. Привидение-то твое как? Спит уже? 
- Спит! Готовится к возвращению в свое измерение. Ты уж нам завтра завтрак пришли, будь любезна, - Паулюс широко улыбнулся. 
Барбара щелкнула брата Паулюса по носу и засмеялась: 
- Принесу. К четырем утра. Он как раз проснется. А после поведете юного маркиза на прогулку. 
- Ладно, - пробормотал Паулюс, - ступай. Справлюсь с Божьей помощью. 
- Так уж и с Божьей? – шутливо проворчала кухарка, пытаясь заглянуть в комнату монаха через его плечо. 
- С Божьей, с Божьей, - монах подтолкнул Барбару плечом за порог. И закрыл дверь, толкнув ее ногой. 
Сверток продолжал кричать. Паулюс подошел к Лиз и протянул ребенка ей. 
- Вот! 
- Ну… Круто… – опешив, пробормотала Лиз, - вот и не предохраняйся после этого.

 



Марина Светлая (JK et Светлая)

Отредактировано: 24.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться