Змей 2

Размер шрифта: - +

Глава 1 Петропавловка 

 

Делай вопреки, делай от руки, мир переверни, небо опрокинь. 

В каждом наброске в каждом черновике, учитель продолжается в своем ученике.   

                                                                                                                Баста

 

Последнее, что видел Змей - это отдаляющийся пирс, где было не протолкнуться и встревоженные лица друзей. Укол в шею и темнота.  

Сознание прояснялось рывками, он то приходил в себя, то срывался в забытье, сколько так повторялось: ему показалось, бесконечность. А он всё упрямо повторял и повторял попытки. Услышанные голоса помогли как то сфокусироваться, собраться и зацепиться за действительность.

- Горелый, глянь, крепкая сволочь попалась, впервые вижу чтоб от твоего зелья так быстро отходили.

- Ага, заметил. Надо же. - подтверждаю. Сам с таким впервые сталкиваюсь. Вот же сукин живчик. Уже руки чешутся поработать с этим материалом, давно подобного в мой лаборатории не было. Да что там н…н… никогда.  Алхимик от возбуждения даже  заикаться начал. 

- Но-но, Горелый, мне твой интерес понятен, но сначала с ним позабавится Белый, так Босс сказал, - заявил Крюк. Горелый зло выругался. Ему будто кто-то шило в одно место воткнул, он едва ли не зашипел от обиды и боли. 

- Вечно этот Белый на моем пути  стоит, опять все сливки снимет, сволочь бесцветная, а мне как всегда, лишь один обрат останется. Ну а ты то, чего встал? Уши развесил, давай Крюк - двигай булками, гони к Церберу, сейчас самое время поработать любимчику Хозяина, Знахарю, мать его.  Пока пациент не очухался, как очнется - сложней будет. Крюк, по всему, тут же удалился, послышались его быстрые, грузные шаги. 

Эти тревожные слова будто пожарный колокол, окончательно призвали Змея из небытия. Он  пришел в себя, продолжая изображать человека на грани.

Хлопнула дверь. По звуку шагов вошло несколько человек. 

-  Привет Босс 

- Привет Белый, - поприветствовал вошедших Горелый.       

-  Привет-привет, как наш объект? 

- Самое время пробовать, Шеф. Он слаб и дезориентирован. Белый возмутился: 

- Чего пробовать, - зло зашипел альбинос на Горелого. Он тоже недолюбливал Алхимика. Я заберу Дар этого ублюдка-выскочки, даже не поморщусь. Я сильнейший Знахарь, во мне сила семерых, двух жемчужин и туева куча гороха. Горелый даже как-то растерялся от такого агрессивного посыла Альбиноса. 

- Белый, ну что ты наезжаешь, я в тебе не сомневаюсь и никогда не собирался. Просто  сопротивляемость этого объекта меня очень впечатляет и заводит. - Цербер, отдай его мне  а? Сразу, как Белый с ним закончит, конечно.

Цербер скривился, тряхнул головой, давая понять что нет и погрозил указательным пальцем. 

- Нет, Горелый, на этот раз нет. После Белого его участь годик- другой побыть в умелых руках Палача, сука должен платить за унижение Псов. 

Крюк оскалился, расплылся в улыбке, едва ли не руки потер от удовольствия, стрельнул глазами на Алхимика, порадовавшись его вытянутой физиономии.  

- Спасибо шеф! Будьте покойны, я уж постараюсь.

- Белый, давай, приступай. Вытащи из него всё, пусть наш геройчик опосля порадуется звенящей пустоте внутри себя, ну  и поплачет пятилетней девочкой. А мы порадуемся такому зрелищу, запишем и отправим в Ораниенбаум и Кронштадт его почитателям, пусть и они с нами вместе порадуются.  

Змей уже был на взводе, едва сдерживаясь, внутри будто бы плавка металла пошла.

Белый, ухмыляясь, потирая руки подошел к столу где лежал беспомощный Змей и ухватился с вожделением Клеща паразита за его кисти. Напыщенно сказал:

- Ну, падаль, возомнившая о себе невесть что, я выпью тебя досуха, и станешь ты пустым и ненужным как гнилая, вонючая половая тряпка. Он вошёл в транс и ринулся к Змею грабить, как делал это не единожды, внутренне хохоча. Не ожидал. Его ослепило, будто он в стальную плиту со всего маха врезался, и тут же нещадно сдавило огненным прессом, словно в обжимной горячий стан попал. Попробовал сбежать: нет, не вырваться. Его как мушку насадило на крючок. Ужас. Ужас, ужас и боль поглотили его, обездвижив, он мог только кричать, орать, хрипеть. 

Присутствующие в палате с изумлением увидели, а потом и услышали, насколько сильно Белого тряхнуло, будто он не за руки человека взялся а за высоковольтные провода. На лице же лежащего не дрогнул  ни один мускул, он безмятежно спал и улыбался.

Змей увидел всю темную сущность Знахаря  которого все звали Белый, вместо привычных, сияющих как звезды, субстанций, он увидел какие-то темные пульсары, испускающие вместо света пугающую чернильную черноту. От Дара Знахаря в его сторону тянулись несколько тонких, хищных щупалец. Оружейник одним  лишь желанием, сияющим огнем буквально выжег их. Он вышел из себя и призрачными руками, без сожаления, забрал тёмный дар, будто клубок нитей тьмы  из груди Белого вырвал. 

В его лучистых, прозрачных руках с темного пульсара будто заскорузлая тёмная корка отлетела а ядро ярко вспыхнуло, ослепляя своей чистотой. Это ошеломляющее, до дрожи в коленях, чувство - держать в руках  огромную,  бушующую силой звезду. 

Что происходило в палате где он лежал, Змей не отслеживал, а там воцарились настоящая паника и ужас, давно не посещавшие этих нелюдей и эти проклятые многими жертвами стены.  

Горелый и Цербер навалились на Белого и не смогли даже сдвинуть его, будто тот в неприступное гранитное изваяние превратился. Белого трясло и корёжило, Знахарь беспрерывно то ли выл, то ли пищал, срывая голосовые связки, надрывая горло, пугая окружающих. Весь красный, с вздувшимся жилами на шее, с отрытыми навыкате, безумными глазами.   



Валерий Старский

Отредактировано: 11.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться