Змеиная кожа

Размер шрифта: - +

Глава 5

Она плакала.

Она рыдала так долго и так безутешно, что ее сердце давно уже должно было разорваться от горя, но оно все еще билось. И собиралось делать это завтра. И послезавтра тоже. И еще сотни и тысячи бесконечных дней, пустых и одиноких, как вся ее оставшаяся жизнь.

Она плакала, сидя на диване в гостиной, спрятавшись в уголок рабочего кабинета, ревела в машине, остановившись у светофора, и все водители, вынужденные объезжать ее на своих авто, раздраженно и сочувственно заглядывали внутрь.

Она плакала на полу номера в отеле, затыкая руками рот и размазывая грязь по лицу. И это, наверное, был последний раз – она выплакала все слезы, выжала из себя все до капли, до сухих, беззвучных всхлипов.

Люси перевернулась во сне и наткнулась на теплое плечо Эдвина. Он не пошевелился, только засопел чуть громче, чем обычно, и тогда она проснулась. Была глубокая ночь, наверное, часа три или четыре. Люси подвинулась поближе, поднырнула рукой под одеяло и ниже, глубже, под мягкую застиранную футболку, в которой Эдвин любил спать. Провела пальцами по мышцам на его спине, огладила каждую косточку на позвоночнике и остановилась в ложбинке на пояснице.

– Нед, – позвала тихонько, прижимаясь щекой к его щеке, царапаясь о пробивающуюся щетину.

Он не ответил, не пробудился.

– Нед.

Она потерлась об него носом.

– Нед.

– Что.

Он причмокнул губами – трогательное, детское движение, которое всколыхнуло в Люси отнюдь не материнские инстинкты. Она втиснулась еще ближе и поцеловала его, медленно пробираясь языком в рот, заставляя приоткрыть челюсти.

Эдвин простонал что-то невнятное и попытался отодвинуться от нее, спрятаться поглубже в подушки, но Люси не дала. Она закинула на него ногу и распласталась поверх, почти что улеглась, жалея, что не сняла ночнушку вечером. Она хотела касаться его всем телом, чувствовать каждой клеточкой кожи, каждым волоском на эпидермисе.

– Нед.

Он снова облизал губы, темные ресницы едва дрогнули, щекоча нос Люси.

– Давай ты до утра подождешь, ладно? – хриплым голосом сказал он.

Она подумала немного и кивнула головой.

– Ладно.

Он задышал ровнее, мгновенно погружаясь обратно в сон, и Люси неожиданно стало стыдно. Другая на ее месте уже бы возненавидела себя – Неду завтра вставать рано, это она будет благополучно дрыхнуть до девяти, а он подскочит по будильнику в семь и помчится в свой офис. Но кто виноват, что сейчас ей захотелось разбудить его? Прикоснуться к нему, обнять, услышать его голос? Доказать самой себе, что все истерики и слезы остались в кошмарных снах, доказать, что она в любое время может протянуть руку и…

– Ай. Уйди.

Ущипнуть его за задницу.

– Нед.

Вместо ответа он только сильнее уткнулся в подушку. Спал ли он раньше вот так, на животе, развернувшись спиной к двери? Люси с досадой поняла, что не может вспомнить. Скидывал ли носки возле кровати или всегда оставлял их под раковиной в ванной?

Она закрыла глаза и попыталась уснуть, но, полежав немного, оставила тщетные попытки.

Раскладывал ли банкноты в бумажнике по разным отделениям или запихивал сдачу комком в карман, чтобы потом разобраться?

Родинка на спине – там, где сейчас лежит ее рука – Люси не замечала ее раньше? Просто не обращала внимания на крошечное коричневое пятнышко, или же ее там не было?

Семь лет она прожила бок о бок с этим человеком и даже не смогла запомнить, как он застегивает пуговицу на рукаве рубашки – неловко вывернув локоть в сторону или аккуратно прижимая к себе? Не смогла заметить, как он завязывает шнурки на кроссовках – в жесткий узел или девчачьим бантом? Как вытирает салфеткой губы или стряхивает волосы с глаз… как произносит ее имя, чуть растягивая гласные, как смотрит на Эмму…

Она чувствовала, что сходит с ума.

Люси включила ночник и села на кровати, подтянула колени к груди, укуталась в одеяло, слишком быстро растеряв тепло от прикосновения к лежавшему рядом человеку.

 

***

 

Эдвин все-таки проснулся – когда она сидела на полу и перебирала их фотографии: свадебный альбом, первый обед в новом доме, маленькая Эмма рядом с братом, угловатый подросток Нед перед выпускным балом…

– Люс? Что случилось? – он приподнял голову и уставился на нее с тревогой.

– Все хорошо. Я только не могу заснуть, – она зябко пожала плечами. – Прости, что разбудила.

Нед посмотрел на фотоальбомы, потом перевел взгляд на жену – серьезный, внимательный взгляд, какой только и может быть у человека, разбуженного в половине пятого любимой супругой, у которой, видите ли, случилась бессонница.

– Иди сюда, – сказал он и приподнял одеяло. – Давай, скорее…



Мария Рукбат

Отредактировано: 28.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться