Змеиная кожа

Размер шрифта: - +

Глава 6

 

Эдвин снова чувствовал себя хреново. Голова кружилась, от слабости подкашивались ноги. Он заставил себя принять душ, но стало не намного лучше. Нужно было ехать на работу, а единственное, о чем он мечтал, была кровать, на которую хотелось упасть и проспать весь день.

Он заставил себя одеться – медленно, отдыхая каждый раз, когда нужно было поднять руку или ногу. Надо спросить у Люси, что происходит. Может, ему стоит сменить лекарства?

Эдвин вышел из спальни, и в нос ему ударил резкий запах медицинского спирта и антисептиков, мерзкий, стерильный аромат, неизменно сопровождавший каждую больницу. На какую-то секунду Эдвин даже растерялся, затуманенный мозг не сразу сообразил, что бы это могло быть.

– Эй?..

Его девушки сидели за столом как ни в чем не бывало; между тарелками с бутербродами и кружками с кофе разложены какие-то бинты, тюбики с кремом, пинцеты и скальпели.

– Доброе утречко! – Эмма повернулась к нему. – А мне Люси швы снимает!

– Поздравляю, – пробурчал Эдвин, соображая, как бы пробраться мимо них к чайнику и перебить запахом чайных листьев всю эту вонь. На руки Эммы он и смотреть не мог, взглянул искоса и тут же резко отвернулся, шагнул к раковине – так, на всякий случай.

– Привет, – Люси обхватила его одной рукой за шею и поцеловала. – Все нормально?

– Кроме того, что я ужасно хочу спать, а вы устроили тут хирургический кабинет, все нормально…

– Еще немножко осталось, – успокоила она.

– Это все она виновата, – Эмма откинулась на спинку стула, – правда, Люси?

– Извини?

– Напоила вчера вечером моего братца какой-то дрянью, после которой у него голова болит!

– Это было какао, – вспомнил Эдвин. Он привалился к шкафу, взял чашку в руки и сделал первый глоток – зеленый чай, да еще и с медом, что может быть лучше!

– Какао, точно, – кивнула Эмма, – запомни, дорогая Люси, и больше такого не делай!

– Хорошо, я обещаю, – спокойно сказала она и дернула что-то маленькими ножницами – Эдвин быстро скосил глаза, но все равно не успел – его сестра коротко и зло вскрикнула от боли, и ему пришлось смотреть.

Шрамы были длинными – от запястий и почти до локтей, красные выпуклые полоски – очень ровные, как будто под линеечку проведены. Его затошнило, только что выпитый чай рванулся по пищеводу вверх и Эдвин прижал ладонь ко рту. Но глаз не отвел.

Эмма продолжала ругаться точно сапожник, и он автоматически велел ей заткнуться. Люси орудовала какими-то щипчиками, крючочками и зажимами, больше похожими на орудия пыток, чем на медицинские инструменты. Вполне возможно, назначение у них было многофункциональным.

– Потерпи еще, всего ничего осталось, – Люси надрезала еще один шов и повернулась к Эдвину. – Ну что, ты едешь на работу сегодня?

– Естественно, – он кивнул, – Топли мне голову отрежет, если я не появлюсь.

Шрамы были слишком длинными, слишком ровными, неужели Эмма этого так хотела? Чтобы следы ее глупости остались навсегда, залегли на коже дорожками ошибок?

– Может быть, мне стоит поменять лекарства, – он закинул в рот утреннюю порцию витаминов и только после этого вспомнил, что хотел уточнить у жены, – сколько мне еще пить эти таблетки?

– Окей, сегодня же созвонюсь с людьми и уточню.

Люди – это какие-то друзья Люси, ее знакомые врачи, педиатры и хирурги: спрашивается, почему она просто не отвезла Эмму в больницу и не сдала ее первому попавшемуся доктору? Хотела сама сделать, чтобы было как лучше? Аккуратней?

– Ну, вот и все. Нужно купить тебе какой-нибудь крем и втирать, чтобы следов не осталось, – он понял, что это Люси говорила уже его сестре. Эмма вытянула руки ладонями вверх и сосредоточенно рассматривала шрамы.

– Все эти бабские штучки, кремы-мази и притирания можешь оставить себе…

– Сама регенерируешь потихоньку?

– Силой мысли…

Полосы были слишком ровные на обеих руках. Эдвин неожиданно подумал, что правша Эмма не смогла бы сделать такой аккуратный разрез левой рукой, такое впечатление, что ей кто-то помогал… Кто знает, какой дряни она наглоталась-надышалась в тот вечер, кто находился с ней рядом… Он даже не помнит, в каком состоянии была Эмма, когда они забирали ее, ничего не помнит, память стерла все…

– Что? – его сестра вскинула голову и уставилась на него.

– Не смей больше меня так пугать, – буркнул Эдвин, подхватил пиджак, ключи и вылетел прочь.

 

 

***

 

Люси что-то знает.

Эта мысль пришла к нему где-то между четырнадцатым и пятнадцатым причалом. Группа датчан, которых развлекали они с Топли, не обращала на него никакого внимания, так что Эдвин привалился к ближайшему контейнеру и прикрыл глаза. Вообще-то, водить эту экскурсию должен был он сам, Бреннан пошел за компанию, но после первых пяти минут оттеснил его в сторону и принялся расписывать преимущества контейнерных перевозок в больших портах – все, как обычно.



Мария Рукбат

Отредактировано: 28.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться