Змеиное гнездо.

Размер шрифта: - +

22

Еще невыносимей в Цитадели жилось тем женщинам, кто не мог привлечь внимание воина, стать женой или одалиской. Для них заказан даже порочный круг нижнего гарема. Стоило отцу выгнать дочь вон из жилой ячейки, она теряла даже те немногие права, что имела как ценный товар.

Несчастным жертвам ничего не оставалось, кроме как идти в общие служанки. Они драили полы, стирали одежду, готовили еду и прислуживали в жилых отсеках.

Любой воин мог поразвлечься с такой. Они теряли статус свободных женщин и становились бесправными рабынями. Поэтому им ничего не оставалось, кроме того как безропотно подчинятся и терпеть, пока преждевременная смерть не избавит их от страданий.

Женщины, сновавшие перед Баст, были сильны, хитры, изворотливы и выносливы. Они смогли выжить в жестоком мире Сеттов. Вся крепость держалась на их хрупких плечах.

А еще они бы своими руками разорвали каждого воина, до которого смогли бы добраться. Ярость, боль и ненависть читалась в их опущенных долу глазах, прикрытых накрашенными густыми ресницами.

Кошка улыбнулась, показав клыки. Она нашла слабое место Цитадели.

Девушка прошла вглубь скопления жилых ячеек. Плюхнулась на первые попавшиеся мягкие подушки и зачерпнула горсть орехов из вазы, стоявшей на столике. На Баст никто не обратил внимания, мало ли наложниц и одалисок вокруг? Все в одинаковом зависимом положении.

Женщины-Сетты занимались своими делами: стирали, готовили, разнимали и ругали дерущихся детей.

«Это не наказание, а рай какой-то, - подумала кошка, забрасывая горсть сладостей в рот и с интересом глазея по сторонам. - Хоть время потяну. Без меня Отважный не починится».

Расслабившись, Баст закинула ноги на столик, откинулась на подушки и вновь запустила ладонь в горку сладких липких орешков.

Спустя какое-то время, когда кошка вдоволь насмотрелась на жизнь одалисок и отвергнутых жен, в огороженный коврами отсек вошла хозяйка, молоденькая женщина-Сетт с завитыми рожками, темно-карминовой кожей. Ее миловидное лицо пересекал наискосок шрам от удара плетью. Стайка из трех маленьких девочек жалась к ногам матери. Все четверо уставились на гостью.

Баст отправила в рот очередную горсть сладостей.

 

***

 

Сталь в плавильни подали не той марки. Баст взбеленилась, она ведь хотела убраться отсюда побыстрее! Забыв о том, что она пленница, кошка минут двадцать орала на рабочих, вспоминая все нецензурные выражения, которыми изобиловал нецивилизованный район космоса.

- Мы не виноваты… - Глядя в пол и опуская ветвистые рога, топтались на месте перепачканные машинным маслом громилы. Кузнецы боялись поднять глаза на маленький, накаленный от гнева добела комок, прыгающий перед ними и размахивающий руками.

Наложница и потенциальная жена властителя была выше их статусом и имела право не только навалять техникам за нерадивость, но и приказать воинам выбросить кузнецов за борт. Ни один Сетт не посмел бы ее ослушаться.

А еще кошка опять начала есть, как взвод воинов. Куда девалась еда, было неизвестно. Но в плавильню и в мастерскую часто стали заглядывать рабыни-уборщицы. Баст разбрасывала вещи и инструменты, вечно разливала на пол масло, сорила, где только могла.

Женщины-Сетты - хмурые, молчаливые, с тяжелыми ведрами воды, поджав узкие губы на изможденных лицах, безропотно, чуть ли не три раза в день убирали мастерскую.

Уходя, они сгибались под тяжестью нагруженных ведер.

Разобравшись в мастерской с теми, кто первыми попались ей под руку, кошка, развернувшись, полетела в жилую ячейку главного, по ее мнению, виновника задержки.

Открыв дверь с пинка, в праведной ярости Баст ворвалась в комнату. И замерла, шокированная увиденным. Посреди зала стоял Родамант, абсолютно голый, держа в руках рубашку и перевязь для меча.

Голые и мокрые рабыни, убирая, ползали вокруг бассейна. Две из них быстренько опустили задранные юбки, натянули блузы и взялись за дело. Время от времени бросая ненавидяще-косые взгляды в сторону островитянки.

Положив вещи, воин направился к замершей в замешательстве кошке.

Он не стеснялся своей наготы, чувствуя себя естественно.

- Кто к нам пожаловал? - мурлыкнул Сетт. По интонации не было понятно, зол или рад Родамант.

С ленивой грацией хищника мускулистый бог шагнул к Баст. Девушка в шоке прилипла босыми ногами к полу и не шелохнулась, пока длинная рука, промелькнув над ее головой, с решительным хлопком не закрыла дверь за ее спиной. Резкий звук вырвал кошку из оцепенения. Попалась! Бежать было уже поздно.

Горячая рука Родаманта прикоснулась к побледневшей щеке девушки. Большой палец руки провел по губам и прижался сильнее.

- Молчи, - хрипло сказал воин. - Я знаю, что произошло в кузнях…

Мурашки организованным строем промаршировали по телу кошки от пальчиков на ногах до кончиков ушей, шерсть поднялась на ней дыбом.

«Он знает? - пронеслось у Баст в мозгу. Знает! Да он сам все это устроил!»



Витамина Мятная aka Bastas777

Отредактировано: 01.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться