Змеиное гнездо.

Размер шрифта: - +

23

Вдруг, сама от себя не ожидая, Баст закрыла глаза, застонала и выгнулась, при этом кошка поглядывала на дрогнувшего воина из-под прикрытых век и не ошиблась. Настойчивые прикосновения Алиена пробудили в ней дремавшую доселе чувственность. А умелые и страстные ласки Родаманта разожгли этот тлевший огонь до состояния суперновой.

Девушку бросило в жар, горячая волна поднялась снизу вверх и заставила двигаться ее руки против ее воли. Она обняла воина и вцепилась ему в волосы.

Кошка и Сетт неистово целовались, и Баст отвечала ему со всей страстностью своей натуры. Вздрогнув всем телом, Родамант с усилием и болью на лице отвел обнимавшие его руки и прижал горящую страстью кошку к своей вспотевшей груди. Подхватив девушку на руки, второй сын воина Тьмы направился к креслу, стоящему возле опустевшего бассейна. Рабыни, выдрессированные и послушные, исчезли, как будто их и не было.

Лицо Баст было спокойно и даже немного надменно. Ни один мускул не дрогнул, пока Родамант сажал ее к себе на колени. Она со скучающим интересом смотрела на того, кого всего несколько минут назад считала своим врагом. Как же легко Сетт сдался ей в плен!

Кошка потянулась к губам воина, подтверждая свою победу.

- Мы не должны… - выдавил из себя Родамант, все крепче прижимая к себе девушку, будто хотел стать с ней одним целым, передавая этому сильному объятию всю силу обуревавших его чувств.

- Но ведь это ты приказал подать в плавильни не ту марку стали? - это был вопрос наугад. Точно она ничего не знала, но, возможно, Родамант тот, кто ей нужен. Баст несмело решила взглянуть на воина. Лучше не прятать глаза, а смотреть прямо, тогда Сетт не заподозрит, что она блефует.

С губы воина на подбородок скользнула маленькая капелька крови: видимо, целуя его, девушка во всепоглощающей страсти слишком сильно укусила его за губу. Сетт задумчиво слизнул соленую влагу.

- Да. - Это не был ответ, но кошка поняла все без слов. - Теперь я понимаю, из-за чего весь переполох, - медленно произнес Сетт, все еще не отпуская девушку из своих крепких объятий, прижимая ее затылок своей рукой. Вторая ладонь твердо держала ее за талию, не давая заерзавшей кошке соскользнуть с его колен и убежать.

«Значит, он целенаправленно заманивал меня, чтобы соблазнить и… И что… Договориться? Получить что-нибудь? Предложить?»

Мысли прервал настойчивый поцелуй. Воин пытался отыграться отдать должок. Губы впились в рот, подавили сопротивление, завладели целиком и полностью.

Родамант ликовал, Сетт не ожидал столь легкой победы. Та, которая смутила и потревожила его покой, пришла к нему сама. Легко и ненавязчиво без слов поняла, чего он от нее хотел, словно читала мысли. И не переставала удивлять, когда, привстав, вновь потянулась к его губам. Без приказа и без просьбы, минуя лицемерно-кокетливые ужимки гаремных одалисок, обняла его, запустив руку в волосы, и притянула к себе. Коварно заставив воина потерять голову.

Когда пелена страсти спала, и кошка вынырнула на поверхность экстаза, в ее глазах отразился вселенский ужас от содеянного. Вся ситуация, в которой она оказалась, требовала осмысления. Неужели только что она бессердечно, трезво и расчетливо соблазнила второго сына властителя?

Она сидела на коленях у абсолютно голого мужчины, да еще и целовала его в придачу. Не потому что любила, а потому что хотела использовать.

Родамант справился со своей страстью быстрее, чем этого могла ожидать от него девушка, и уже смог сделать надменно-скучающее выражение. Он с ленивым интересом разглядывал бурю эмоций, отражавшуюся на лице островитянки. Не подозревая, что вовсе не его ласки вызвали в ее душе переворот.

А после этот расчетливый самец решил покорить ее целиком и полностью, собственными руками сотворив свою гибель.

Руки жадно сграбастали испуганную кошку, рывок ладони - и клочок ткани, которым кошка перевязывала волосы, собирая их в конский хвост, отброшен прочь. Длинные, отросшие за недели плена волосы рассыпались по плечам, укрыв девушку и Сетта шелковистым шатром.

Взяв две пряди, Родамант легонько потянул кошку на себя. Баст редко пасовала перед вызовом и сейчас отступать не собиралась. Если воин добровольно хочет попасть к ней в плен, ему никто мешать не будет.

Губы соединились в неистовом противостоянии, терзая друг друга, захватывая в плен.

Голова кружилась, и сознание было на грани, вот-вот уплывет. Баст решительно завела руку себе за спину и пребольно, до крови, ущипнула себя когтями за бок. От резкой боли поплывшие от страсти мозги встали на место.

Родамант, этот холоднокровный лицемерный змей, сжигал ее огнем своего поцелуя, сжимал и душил в своих крепких объятиях, как боа констриктор кролика. Сетт пиявкой впивался кошке в губы. А ей, как якобы слабой стороне с распухшими и покрасневшими от страстных поцелуев губами, полагалось испуганно смотреть на этого внешне холоднокровного, но опасного, как проснувшийся вулкан, соблазнителя.

Это кошка и делала не менее хладнокровно и расчетливо, как безжалостный убийца выполняла все, что он нее требовала роль глупой безмозглой дурочки, соблазняемой опытным мужчиной.

Среди Сеттов и других расс нецивилизованного космоса бытовало мнение, что островитянки наивны и не искушены в плотских утехах, не знают порока и сладострастия. Замуж выходят девицами и при виде голого мужчины хлопаются в обморок. Любимое занятие островитянок - собирать цветочки, плести из них веночки, хихикать с подружками и раскачиваться на качелях в садах Роз.



Витамина Мятная aka Bastas777

Отредактировано: 01.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться