Змеиный расклад

Размер шрифта: - +

0. Скрыто. Дурак

«Понимаешь, Солей, мужчины –  загадочные существа. Вот взять, к примеру, моего: умный, любит меня, всегда ценит моё мнение. Но стоило мне один раз оставить его наедине со старой приятельницей, с этой Ашес, как на следующий день он объявил соседям войну, из которой все девять государств бывшей Трианы не могут выбраться вот уже четвёртый год. Поговорили, называется, пока Леда занята была.

Поэтому ты за своим присматривай получше. Хороший-то он хороший, но без надзора и учудить может»

Из письма кайзерин Кэрна Леды

царице Амбры Солей.

«В случае если в сделках между взаимозависимыми лицами создаются или устанавливаются коммерческие или финансовые условия, отличные от тех, которые имели бы место в сделках, признаваемых в соответствии с настоящим разделом сопоставимыми, между лицами…» – на середине фразы меня охватил приступ злости и безысходности, я смяла листок и со всей дури запустила его в угол. Дури во мне оказалось мало – комок едва-едва перелетел через стол. И ладно, зато идти недалеко.

Вздохнув, я встала, прошлась до выброшенной бумажки, осторожно подняла её, придерживая подол длинного тёплого платья, чтобы по полу не возился, и медленно, вдумчиво разгладила лист. Итак, пробуем ещё раз.

Не успела я сосредоточиться на строчках, как в коридоре раздался жуткий топот, словно стадо слонов пробежало, а потом заголосил нестройный хор. Замечательно, я и так не могу сосредоточиться, а моим мелким приспичило устроить гонки возле кабинета.

Пока дети не убежали слишком далеко, я стрелой метнулась к двери, выскочила в коридор и громко-громко наигранно позвала:

– Дей! Аврора! Я как раз вас искала! Не поможете маме с законом?

Брат с сестрой затихли тут же, казалось, даже дышать перестали где-то этажом ниже, куда они успели добежать.

– Дей! Аврора! Вы здесь? Мне кажется, я вас слышала!

И снова в ответ тишина.

Теперь я могла биться об заклад, что детей и не услышу. Шикарная уловка – предложить им почитать вместе со мной эти трижды проклятые законопроекты. Она работала лучше любых угроз и увещеваний. Как царевич и царевна они уже в своём юном возрасте могли разобраться в простеньких официальных бумагах, но, как и их родители, начинали клевать носом после первых предложений длиной в целый абзац. Один раз, когда проказники мне мешали, я отловила их и заставила поработать со мной – больше они на эту удочку не попадались.

Изучить записульку наших чиновников мне было необходимо, чтобы не попасть впросак и случайно не подписать совершенно абсурдный закон, но куда с большим удовольствием я бы этих «творцов» придушила – совершенно невозможное чтиво. В итоге, конечно, всё равно жители останутся недовольны, речь ведь о налогах идёт, но я-то должна убедиться в справедливости. Ну, или хотя бы умеренности.

Однако шаги в коридоре сбили весь настрой. Торопливые, громкие, знакомые. Законопроект полетел на стол, я подскочила к двери, распахнула и тут же оказалась в родных объятиях. Как мы сообразили закрыть дверь на щеколду – ума не приложу, настолько были заняты поцелуями и ласками. Я снимала с мужа дорожную кожаную куртку и брюки, он в один момент стянул моё тёплое платье.

– Так не честно, Тео! – возмутилась я, оставишь перед ним в одном нижнем белье.

– Не может быть, родная! – притворно изумился мой муж, подхватив меня на руки. Не знаю, впрочем, зачем – мы почти тут же очутились на полу.

Ловким движением руки Тео вытащил ленту из моих волос, которые тут же пламенными стенами с двух сторон отгородили нас от мира. Я взлохматила золотистые кудри мужа, наклонилась к его губам – не успела, он резко приподнялся и прильнул к моим.

– Вкус под цвет – сладкие, как клубника! – восхитился Тео, когда я перестала наслаждаться его мягкими касаниями.

– Это помада, – рассмеялась я, и муж тут же, словно проверяя, провёл по моим тонким губам.

– Неправда – ничего там нет, – поддел он, показывая пальцы.

– Так ты уже всё съел. И хватит отвлекаться, давай, снимай рубашку, она лишняя.

На несколько секунд наши глаза встретились: тёмно-зелёные лукавые искры с насмешливо-карими. Очень похожими, если не приглядываться, но в тоже время безумно разными. Тео заправил волнистую прядь мне за ухо, легонько щёлкнул по длинному прямому носу… уж не знаю как, но рубашку я умудрилась стянуть с него сама. И ещё кучу ненужных вещей, как и он с меня. Не люблю я позднюю осень, всегда столько одежды.

Полы в нашем замке грели отменно, можно было нагими нежиться на тёплом ковре, не боясь застудиться. Я игриво болтала ногами и водила пальцами по завиткам на груди мужа, Тео любовался мной, то и дело очерчивая лицо с пухлыми щёчками и острым подбородком. Так бы и молчали вечность, только проблемы ждали решения, а они дамы нетерпеливые.

– Ты рано. Говорил же, что завтра приедешь? Ещё боялся на встречу опоздать.

– На последнем постоялом дворе нашлось зеркало в полный рост, старший в отряде пообещал, что они сами доберутся, вот я сразу и сюда. Иначе хорошо бы я завтра выглядел на переговорах: взмыленный, небритый, потный.



Светлана Людвиг

Отредактировано: 25.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: