Змеиный расклад

Размер шрифта: - +

2. Явно. Сивилла

«Да я тоже не понимаю, зачем играть в секретики. Кому надо узнают и имя до коронации, и всю родню, и предпочтения в еде. А если ты кому-то не доверяешь, то нечего и письма писать. Для меня всё достаточно просто, да мне и стыдиться нечего – я тоже почти как на ладони»

Из письма кайзерин Кэрна Леды

царице Амбры Солей.

Когда Ока нашла почти в точности такой же дом, как по другую сторону гор, только уже без вороха вещей, мы обрадовались, но не удивились. Видимо Жверинда на самом деле не желала нашей смерти, иначе бы оставила мёрзнуть на улице. На ужин опять были птицы, только в этот раз готовились в двух котелках – здешнем и притащенном с прошлой стоянки. Я вновь долго очерчивала орнамент вокруг нашего ночлега. В общем, всё повторилось.

Только свечи быстро догорели. Надо было зажигать по отдельности.

Сегодня сон не шёл, вместо него набежали непрошеные мысли о доме, о детях, о Тео. Обычно, когда я уезжала из замка по царским делам, ребята чуть не плакали, но держались, отсчитывая время до приезда безбожными зарубками на внутренней стороне стола. Никто не знал, пока я не полезла доставать случайно оброненный документ. Интересно, как они поступят в этот раз, когда я могу и вовсе не вернуться? Надеюсь, Тео окажется не слишком занят и сможет их утешить. А ещё хорошо бы они нашли мою колоду и начали к ней привыкать – сейчас самое время. Если их отец не запретит, конечно.

Их отец… Тео, мой Тео. Мы ведь так и не поговорили. Я не призналась в своей глупой выходке, он не рассказал, где ночевал. Знала бы, что окажусь здесь, ни за что бы не устроила то представление с Дамианом, потерпела бы и сотню Амалий. Всё равно между ними ничего нет, это видно – достаточно только посмотреть, как холодно мой муж глядит на бывшую. И как на меня. А ведь кто бы мог подумать, что я найду своё счастье с сыном той, которую ненавидела сильнее всего.

Тео был ключом от моей темницы, случайным пареньком в игре великих женщин этого мира. Первым поцелуем он разбудил меня, второе касание губ оказалось случайным, вместо третьего я планировала вогнать нож в его сердце и кинуть к ногам лжецарицы Геры бездыханное тело сына. Кровь за кровь, сердце за сердце, будущее за будущее. Так и получилось, только я не забрала чужое – Тео вернул мне моё. Судьба – загадочная штука. Тот, кого я чуть не убила, стал нужен мне больше жизни. А сейчас мне его особенно не хватало.

На небе здесь не появлялось ни одной луны, но звёзды сегодня сияли так ярко, что свет проникал через окна. Почти ничего не разглядеть, только постепенно, когда глаза привыкнут к полумраку, начинаешь различать сизые очертания предметов. Что мне здесь нравилось – вокруг стояла почти идеальная тишина. Иногда, конечно, ухала ночная птица, да не это главное. Не гудели приборы, не шуршало электричество в проводах, не ходила вода по трубам в батареях, только печка раскалилась, разошлась и украла весь воздух. К утру духота выветрится – разбежится через щели, и вновь станет холодно. Вот бы найти золотую середину.

– Все спят? – неожиданно бодрым шёпотом спросила Шейна.

Кривая усмешка невольно тронула уголок моих губ. Не одну меня, видать, мысли мучают.

– Нет, – внезапно отозвалась Ока. – Не могу уснуть в духоте.

– А я о Баше думаю, переживаю, как он без меня, – поделилась Ри. И замолчала.

– Ты его слишком балуешь, ему полезно пожить без тебя. Глядишь, самостоятельным вырастет, а не маменькиным сынком, – строго огорошила Леда. Она единственная из всех говоривших не понижала голос, поэтому её слова звучали словно гром в пустошах.

Обвиняемая зашуршала курткой, потревожила покрывало, приподнялась на локтях, а затем и вовсе выпрямила руки. Она вот-вот готовилась разразиться возмущённой отповедью, как я мягко предупредила её:

– С ним всё в порядке, к тому же он не один. Аврора с Деем его отвлекут и успокоят, Рина присмотрит, а Тео не даст в обиду. Я думаю, он его даже твоим министрам не выдаст, пока мы не вернёмся.

– Хорошо бы, – успокоилась Ри, вновь укладываясь на кровать. – Наших министров я, если честно, больше, чем Жверинду опасаюсь. Ей-то Баш не нужен, а вот этим интриганам…

– Что ж ты рядом с собой держишь таких вероломных людей? – вновь влезла Леда.

Правильный вопрос, я бы тоже не стала работать с теми, кому боюсь показать спину. Кстати, много раз я и излишне беззаботной подруге советовала сменить первых лиц государства, но в ответ неизменно получала одну и ту же фразу:

– Они работники хорошие и Баша действительно любят. А что до меня… я не могу всем нравиться.

– Выходит, сейчас никто не спит? – спросила я, уходя от скользкой темы.

Если они сейчас не закончат диалог, то обязательно поцапаются: Леда терпеть не может тех, кто так безалаберно подходит к государственным делам, а Ри уверена в своей позиции и любит её отстаивать. Впрочем, она может отстаивать даже ту позицию, в которой не уверена или с которой совершенно не согласна, – ей просто доставляют удовольствие долгие вдумчивые дискуссии. Леде – нет. С ней приятно общаться, когда у вас одна точка зрения, но совершенно бесполезно пытаться доказать другую. Она вообще редкий человек, который всегда знает, что делать.



Светлана Людвиг

Отредактировано: 25.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: