Змеиный расклад

Размер шрифта: - +

3. Явно. Творчество

«Солей, запрети мне читать новости Исбы. У меня уже сил нет смотреть на этот бардак. Макс во всех вопросах советуется со своей ненаглядной женой Ашес, а она творит какой-то ужас. Каждый, каждый раз, как я беру в руки их газету, у меня слёзы наворачиваются на глаза. И я знаю, что ты мне уже говорила. И не раз. И не два. Но давай ещё попробуем, вдруг получится?»

Из письма кайзерин Кэрна Леды

царице Амбры Солей.

Остановились мы сегодня засветло: стоило нам выйти к бурлящей задорной реке и найти рядом уже привычный пустой дом, как почти все отказались двигаться дальше. Ока и Леда уговаривали пройти ещё немного, пока можно, только остальные вспомнили про рыбу и объявили привал, с концами. Кайзерин смотрела на меня так, будто готовилась сожрать вместо улова, но против голодного большинства не рискнули пойти ни я, ни она.

Лучшего полотна для карты чем то, что мы прихватили в дорогу, в этом домике не нашлось. Меня усадили чертить, освободив от домашних забот, но при этом не проходило и пяти минут, чтобы кто-нибудь не подошёл и не спросил: «Ну что, как у тебя дела?» Иногда просто очередная голодная государыня вставала у меня за спиной и смотрела, смотрела… В такие моменты во мне просыпалась жажда крови и отнюдь не рыбьей.

Изображение волшебника – мастера, которого я собиралась использовать как рыбака – и без того считалось самым сложным среди старших арканов, а под столь пристальными взглядами показалось мне и вовсе невыполнимым. Тем не менее, игнорируя гомон на заднем плане, я всё же умудрилась нарисовать и стол со всеми атрибутами мастей, и человека со свечой, и знак бесконечности, и даже цветы.

– Отлично! – воодушевилась застывшая за моей спиной в момент окончания работы Жизель. Кстати, её присутствие мешало мне меньше всего. – Что теперь делать?

– Двоим нужно перебраться на тот берег, двоим – остаться на этом, – начала я рассказывать свою стратегию, пока мы выходили из дома. Но кто же станет меня слушать.

– Мы на тот берег! – гордо решила Ашес и потащила за собой Жизель, прежде чем я договорила.

Течение было быстрым, но сама река оказалась неглубокой, поэтому им не пришлось долго искать брод. Я рта раскрыть не успела, как эти двое оказались по середину икры в воде. В сапогах. Без своего конца ткани. Без посудины. Теперь мне хотелось раскрыть рот только затем, чтобы издать протяжный нечленораздельный звук и после этого схватиться за голову.

– Вы же промочите ноги! – возопила Гама.

Я могла бы меланхолично заметить, что уже промочили, но вместо меня это сделала Ока. Словно мысли читает!

– В доме найдём сменку, – беззаботно отозвалась вдруг раззадорившаяся царица. В этот момент она выглядела такой необычайно счастливой и словно помолодевшей лет на двадцать, что я даже орать на неё передумала. Чем бы дитя ни тешилось.

– Вы же не пять мину морозиться собираетесь! Простынете, и никакие травы не помогут! – продолжала горячиться Гама. – Там-то тоже в мокрых сапогах стоять. А ну возвращайтесь!

 Если честно, меня такой приказной тон тоже бы задел, но я бы прислушалась к мудрому совету, одумалась и вернулась. Ну, в том случае, если бы у меня снесло крышу, и я полезла бы в горную реку посреди зимы. Однако Жизель неожиданно решила оскорбиться и «назло бабушке уши отморозить»:

– Никуда мы не пойдём, темнеет уже.

Гама сдаваться не собиралась. Она набрала уже воздуха в грудь, она уже готовилась атаковать. Картины апокалипсиса с размазанными вокруг взорванными мозгами уже возникали в моей голове, как вдруг я нашла решение.

– Шейна, у вас же с Ашес одинаковый размер ноги? – спросила я с надеждой, вспомнив первый подбор «нарядов».

– Да, – кивнула девочка.

Наша степнячка, тут же поняв намёк, шепнула Гаме, чтоб не ругалась, и утащила малышку подбирать обувь для упрямых рыболовок. Кажется, Оке и Жизель тоже подходили одинаковые сапоги.

Ри возилась в доме, следя за огнём, Джессмин стояла рядом с непроницаемым выражением лица, настолько отталкивающим, что я даже не захотела её просить. Зато рискнула обратиться к вышедшей из-за угла Леде:

– Не составишь мне компанию на этом берегу? – и пару раз моргнула глазками.

– Я убью тебя вместе с твоей рыбой, – пообещала подруга, но край покрывала взяла.

Просияв, я подскочила на ноги и схватила второй. Пока кайзерин не передумала, я торопливо сообщила:

– Нам нужно перекинуть на другую сторону край одеяла.

Леда недоумённо посмотрела на противоположный берег, причмокнула и, впечатлившись, покивала. Ашес с Жизель как раз снимали мокрую обувку, не дождавшись, пока им принесут смену, и прыгали сырыми носками по холодному снегу.

– Да я целый спектакль пропустила! – отметила кайзерин. – Ладно, пойдём, перекинем им «весточку». А то чего ж они зря морозятся?

С первого раза мы не докинули край – слишком короткое было покрывало. Со второй попытки конец вновь ухнул в воду, и пришлось торопливо его вытаскивать, пока ткань не промокла полностью. Перед третьей на крыльцо вышла Ри, внимательно на нас посмотрела, а заодно на Шейну и Оку, подобравших обувь, и, разувшись, под душераздирающие причитания Гамы вошла в реку. В первую ходку русалка отнесла отобранные у ошарашенных девушек сапоги, во вторую – мокрый край покрывала. И всё это под непрекращающуюся песнь о заболеваниях, которые можно подхватить зимой в реке, от Гамы.



Светлана Людвиг

Отредактировано: 25.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: