Змеиный расклад

Размер шрифта: - +

8. Явно. Опыт

«Я обожаю писать законы. Только с их помощью я могу навести порядок в стране. Так важно грамотно подобрать слова, передать всю суть правил, чтобы каждый понял. Я считаю, все правители обязаны начинать именно с этого. Шармилла, вдова прошлого махараджи, превосходна в этом, я преклоняюсь перед ней».

Из письма кайзерин Кэрна Леды

царице Амбры Солей.

 

«Ненавижу все эти бумажки. Иногда мне кажется, что их читают только те, кому нужно извратить весь смысл моих слов. Куда действеннее реальное проявление власти, мои решения и поступки, на которые смотрит народ и на которые равняется. Но я не могу позволить двоякое толкование моей воли, к тому же на все случаи в стране не хватит членов царской семьи, даже если я рожу ещё с десяток детей. Поэтому приходится писать».

Из письма царицы Амбры Солей

кайзерин Кэрна Леды.

 

Ока хорошо умела подгадывать моменты, чтобы поговорить со мной, выжидала, но сегодня Ри не отходила ни на шаг. На предложение подмениться тоже отреагировала категоричным отказом, так что пришлось нам со степнячкой говорить при свидетелях. Она явно не хотела, только ждать ей показалось ещё худшим решением.

– Помнишь тот амулет, который Шейна носит? – спросила Ока полушёпотом, настороженно озираясь по сторонам.

– С фотографией семьи? – припомнила я.

– Да, – обрадовалась она моей понятливости. – Такие украшения отнюдь не редкость, особенно у богатых. Только не все знают, что, как правило, у них есть небольшой тайный отсек. И хранят там обычно яды.

– Эй, ты что на Шейну намекаешь? – удивилась я. – Она вряд ли причастна, к тому же во время смерти Джессмин была с нами.

– Я ни на что не намекаю, – тихо сказала степнячка, глядя совсем не на меня, а на улыбчивую разговорившуюся с Ледой малышку. – Просто я считаю, что тебе стоит знать. Если версия Ашес с неместным ядом правдоподобна, то Шейна единственная, у кого есть реальная возможность держать его при себе. При переодевании никто не скрывается, я хорошо всех рассмотрела – ничего такого с собой не таскают, кроме тех же драгоценностей на себе или в сумках. Но и то… все тонкие, цельные. Разве что у Леды массивная амуниция.

Корону кайзерин со всеми дополнениями я из списка подозрительных предметов тоже исключила. Как-то раз мне довелось хорошенько её ощупать и тайники там не водились – слишком крупные и прозрачные камни.

– Так ты за этим мой пояс осмотреть просила? – просияла внезапно Ри.

Ока с лёгкой улыбкой кивнула и добавила:

– Кстати, что ты, что Ашес спокойно дали рассмотреть свои вещи, а Шейна не выпустила медальон из рук.

– Это когда было? – тут же заинтересовалась я.

– Вчера, пока ты спала.

Я тяжело вздохнула. Да уж, задачка оказалась не из лёгких. Действительно ли Шейна носит при себе яд или это Ока на неё наговаривает, пытаясь отвести подозрения от себя? И сама ли Шейна отравила Гаму или кто-то мог оказаться проницательным и позаимствовать содержимое медальона?

– Жаль, что мы так и не знаем, действительно ли были дротики у Жизель, – вздохнула я, пытаясь сопоставить всё.

– Скорее всего, были, – внезапно подтвердила Ока.

– Откуда вестишки? – озадачилась Ри.

– Повспоминала вчера. Видела что-то красно-жёлтое у неё, но не придала значения – слишком мелкое, думала, шарфик или рукавицы, – пожала плечами степнячка.

– И всё стало ещё сложнее. Концы в воду, – недовольно пробормотала я себе под нос, а потом нормальным голосом добавила: – Спасибо большое, Ока. Хорошо, что сказала.

– Я не могла держать такую информацию при себе. Пусть Леда и говорит, что я домысливаю, но лучше сказать, чем утаить.

Внезапно из одной незначительной реплики я сделала удивительный вывод: Ока, несмотря на вражду государств, доверяет Леде и подошла к ней первой. А ещё Леда отказывается думать на Шейну. Интересно, подруга вообще скажет мне о разговоре со степнячкой, или умолчит?

Кусты зашуршали. Мы шли не в идеальной тишине: под нашими сапогами хрустели снежинки, гудел ветер, пробираясь под куртки, – но именно звук потревоженных веток переполошил нас не на шутку. Здесь существовали только духи, они не касались ничего, кроме своих жертв. Даже Джек и тот не ступал по земле.

Ока уже держала лук наизготовку, девочки выхватили своё оружие, мы с Ледой не сговариваясь отступили назад, однако стилеты всё равно достали.

– Не стреляйте! – попросили из зарослей барбариса.

Осыпая красные ягоды, из колючего кустарника выбралась женщина. Не молодая уже – морщины бросались в глаза. Волосы, заплетённые от самого лба в толстые косы и собранные в улитках над ушами, серели сединой. Кстати, несмотря на просьбу не стрелять, сама она держала в левой руке взведённый арбалет. Не слабенькая бабушка, я и двумя таскать такую тяжесть долго не могу, а уж про натягивание тетивы и говорить нечего.

– Вдовствующая махарани Шармилла, – пробормотала Леда удивлённо.



Светлана Людвиг

Отредактировано: 25.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: