Змеиный расклад

Размер шрифта: - +

9. Скрыто. Отшельник

«Солей, я тебя умоляю, не надо им уподобляться. Пусть другие на потеху толпе кричат, какие они бедные, несчастные, как пытаются сохранить мир, что они совершенно непричастны и прочее-прочее. Ты из себя клоуна не строй. Кому надо – тот знает истинные причины происходящего».

Из письма кайзерин Кэрна Леды

царице Амбры Солей.

 

«Толпа – страшное оружие, Леда. Я понимаю, о чём ты говоришь, но боюсь, что не многие на самом деле способны разобраться в причинах происходящего – мешает элементарная лень. И чтобы себя обелить иной раз стоит рассказать всю правду. Или нужную тебе часть».

Из письма царицы Амбры Солей

кайзерин Кэрна Леды.

 

Разговаривать с Ледой наедине не хотелось совершенно. Я буквально чувствовала, что при первом же удобном случае она выскажет мне всё, что думает про мой обморок, зависел он от меня или нет. Поэтому когда из дома все потихоньку разбежались, заниматься обедом и очагом на ночь, я тоже не осталась помогать Ри подготавливать продукты, а выскользнула ставить барьер, надеясь, что Леда меня не найдёт. Зря старалась.

Кайзерин появилась, не успела я отпечатать и пяти карт, и замерла, облокотившись на крупный брус нашего сегодняшнего жилища. Пока я гадала, лучше ответить на укоризненный взгляд что-нибудь или смолчать, она уже заговорила:

– Мы тащимся как черепахи: стоит чему-нибудь приключиться, как все уже запереживали, получили моральную травму и дальше идти не в силах.

– Предлагаешь донести до остальных, что у нас почему-то поджимает время и надо идти, сквозь метели и монстров, падая от усталости на ходу? – попыталась пошутить я, но в итоге всё же нарвалась на подготовленный выговор:

– Нет, Солей, предлагаю хоть немного думать. Ладно, эти курицы сломают ноготь и раскудахтаются, но ты-то?

– Я могла сегодня идти дальше, ты же сама не стала возражать против ранней остановки, – прикинулась я наивной.

– Правильно! Извини, если после небольшой пробежки ты теряешь сознание, то лучше не рисковать! Но я не о том! Я же говорила тебе не перенапрягаться в тот вечер? Не расходовать лишние силы? Да что в тот вечер, я тебе постоянно об этом талдычу: нет колоды – не рисуйся. Но нет же! Ты у нас крутая волшебница, которая на всё способна. А в результате мы потеряли почти два дня из-за твоего геройства!

– Тебе вожжа под хвост попала или как? – рявкнула я, не собираясь слушать чужие истерики. Да, она оказалась права, да, я виновата, но хуже от этого только мне – остальным вообще ни холодно, ни жарко. Зачем мне лишний раз по мозгам ездить? – Мы никуда не торопимся. Не восстанови я барьер той ночью, пришлось бы дежурить по очереди, к нам в гости периодически бы залетали духи, мы бы не выспались и на следующий день всё равно бы много не прошли. Что ты мне мораль решила читать?

– Ты не знаешь, как бы было!

– Так ты тоже! Как случилось, так случилось. Куда гонишь?

– Не забывай, что с каждым днём нас становится всё меньше, – ехидно напомнила Леда, не желая сдаваться.

– За эти два дня нас стало только больше, – в тон ей ответила я.

– Всё равно лишнее время находиться в этом мире – большой риск. Поэтому не стоит так безалаберно относиться к задержкам.

«Ой, всё!» – больше всего хотелось сказать мне. Как и обычно в тех ситуациях, когда кайзерин не желает принимать чужую точку зрения. Впрочем, не желает она принимать чужую точку зрения всегда, считая свою единственно верной, но временами не спорит так рьяно, ограничиваясь чувством собственной правоты. Когда мы только начинали общаться, меня иногда это возмущало, я пыталась что-то доказывать… потом поняла, что лучше она будет права молча, чем пытается насильно впихнуть мне своё мнение. В конце концов, никто не скажет, кто из нас на самом деле прав, а несдвигаемое перепирательство лишь раздражает и отнимает силы.

– Я с тобой про опасность, кстати, поговорить хотела, – сменила я тему, зная, что за «Ой, всё» меня тоже замучают – не избежать бессмысленной дискуссии. Леде нужна была полная безоговорочная победа, особенно если она чувствовала, что у собеседника больше не осталось проигнорированных ей аргументов.

Вот странно так, я хорошо к ней относилась, но со временем многие поступки кайзерин стали меня порядком раздражать. Я старалась сама не провоцировать конфликтные ситуации. Но, к сожалению, только я, поэтому иной раз избежать размолвок не удавалось. Хорошо если они случались в письмах – обождёшь пару дней с ответом, пропустишь опасную тему, и больше нет проблем. Лично так не получилось. Однако за наш лёгкий трёп, за интереснейшие обсуждения управления государством, за ехидное насмешничество над другими – чего я никак не могла себе позволить ни с кем из моих приятелей, потому что они попросту не понимали всей абсурдности некоторых поступков, – я могла простить многое.

– О чём ты хотела поговорить? Об Ашес? – спросила Леда. Наверное, сильнее, чем утверждаться в своей правоте, она любила ворчать на подругу мужа. Это мне и помогло легко отделаться.

– Косвенно и о ней, – уклончиво ответила я, а потом перешла сразу к делу: – Я просто ещё раз вспомнила все убийства… Тебе не кажется, что если это она, то слишком сильно подставляется? Очевиден её мотив убить Гаму, покушения на меня случилось аккурат после нашей ссоры, а смерть Жизель вообще не поддаётся никакой логике.



Светлана Людвиг

Отредактировано: 25.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: