Змеиный расклад

Размер шрифта: - +

10. Явно. Колесо судьбы

«Я не верю в истину в последней инстанции. Всё в этом мире относительно. Даже в точных науках можно сомневаться, а уж в остальных и подавно: время идёт, всё меняется, люди доказывают то, что раньше казалось немыслимым. Например, раньше считалось, что без сивиллы, которая бережёт свой народ от катастроф, страна долго не протянет. А мы живём себе и живём».

Из письма царицы Амбры Солей

кайзерин Кэрна Леде.

 

«Плохо живём, надо сказать. С сивиллой было бы куда проще. И очень жаль, что ты не веришь в непреложные истины. Зато они верят в тебя».

Из письма кайзерин Кэрна Леды

царице Амбры Солей.

 

Сновидцами родня меня не баловала, но сегодня я будто бы почувствовала, каков этот вид колдовства. Вечером я засиделась до поздней ночи. Никак не могла нарадоваться, получив колоду, поэтому сразу же принялась разгадывать и наш дальнейший путь, и даже кто убийца. В первом случае мне улыбнулась удача, во втором карты неприятно посмеялись над наивной волшебницей, но в результате снилась мне дивная мешанина.

Берег реки, вдоль которого мы шли; каменистый ледяной брод возле очередного приземистого домишки; заснеженные холмы со страшными тёмными до паники ущельями; непроглядные краснеющие ягодами и грибами на чёрно-белом фоне леса; ещё одна речка, почти ручеёк, за ней очередные холмы и ключ с замком, зарытые где-то в сугробах.

В неярких отблесках свечей, перед раскладом из старших арканов вперемешку с перевёрнутыми мечами я видела это отчётливо. Ночью во снах они приходили ко мне хаотичными картинками, да ещё и дамы со служанками издевательски летали вокруг, смеясь и вставая с ног на голову. Они раздражали больше всего.

– Соля, – подскочила ко мне Ри, пока я умывалась с утра, – а что значили шесть девочек вчера в гадании? Ну, тех, на которых ты страшно ругалась?

Я хотела объяснить нормально, однако выскочившая из домика Леда, не дала, ехидно заметив:

– Это значит, что у нашей породистой что-то не получается.

С трудом я не высказалась и молча же отправилась внутрь собирать поклажу.

– На обиженных воду возят! – крикнула мне вслед кайзерин.

– Кто сказал, что я обижена? – спросила я, застыв на пороге. – Просто я не оценила шутки.

– Солей, не злись, тебе не идёт! – крикнула мне вслед подруга. – Я тебя всё равно люблю!

На сердце чуть потеплело, хотя и не так, как когда я в первый раз читала это признание на бумаге. А стоило Ри заскочить за мной и добавить:

– От такой любви я бы уже давно сдохла, – так и без того скромный запал нежности угас.

– Вот я уже потихоньку сдаю, – пожаловалась я, убедившись, что нас не слышат. – Она как вампир иногда, честное слово.

– Так что ты нагадала расскажешь?

– Почему бы и нет, – не видела особо секрета я. – В дороге, не против?

Естественно из-за компании Ри Леда привязываться не стала, и я неспешно поведала о своих вчерашних изысканиях. Кстати и Ока с удовольствием послушала. Не сказать, чтоб результаты впечатляли, но заставляли задуматься.

Вышло, что сами убийства связаны с обманом. А вместо шести карт-расшифровок выпали женщины. В прошлом – дама чаш и перевёрнутая дама мечей. В настоящем – искажённые же служанки чаш и булав. Причём когда я прикоснулась к первой карте в будущем, она точно мышь скользнула к перевёрнутой служанке чаш в настоящее, а на её место легла вставшая вверх ногами дама чаш. Рядом, в тройку, без спроса легла вторая дама из прошлого, но в том же положении. Последней картой оказалась перевёрнутая служанка мечей. Меня выбило всё настолько, что перед глазами не появилось ни образа, ни картинки.

Единственное, что наводило на мысль, так это как раз та скользнувшая в настоящее карта – перевёрнутая тройка булав, напрасные усилия. Поскольку лежала она рядом с перевёрнутой служанкой чаш, всё выглядело ещё страннее. Получалось, будто бы у Жизель не вышло кого-то убить или у кого-то убить Жизель.

– И что значат эти шесть женщин? – спросила Ока, которая слушала мои разглагольствования с вежливым интересом, но явно мало что понимала. Ох уж мне эти издержки профессии… постоянно забываюсь, что не все умеют читать расклады, и как на другом языке начинаю говорить.

– Гадание вышло мутным, так что не могу сказать точно, но, похоже, у нас не одна убийца, а целых шесть: две в прошлом, одна в настоящем плюс одна потенциальная, и аж три в перспективе, одна из которых убивала и раньше.

– Ого! – впечатлилась Ри.

– Вот мне тоже не нравится, – вздохнула я.

– А определить, о ком говорили карты, никак нельзя? – спросила Ока, как более деловитая. – Ты же как-то находила нас, используя определённые картинки.

– Если честно, у меня со вчерашней ночи напрочь вылетело из головы, где какая лежала, – солгала я, понимая, что эта информация в чужих руках может оказаться слишком опасной. – Да и женщин в мире много, а женских карт всего восемь, даже с перевёрнутыми значениями – шестнадцать. Одна карта может запросто указывать на двух из нас, или наоборот – два характера подходить одной и той же женщине в разных жизненных ситуациях. Я скорее попробую другой расклад, возможно, он окажется точнее и даже виденье придёт.



Светлана Людвиг

Отредактировано: 25.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: