Знак обратной стороны

Размер шрифта: - +

2/5

«Дверь закрыта» - оповестил Даню механический голос. Он сунул обратно ключ, в одно из внутренних отделений своего рюкзака. Намного удобнее носить ключи в кармане, но из его, Даниных, карманов вещи пропадали с завидной регулярностью, поэтому школьник перестал класть туда даже одноразовые платки и мелочь. Квартира встретила его кудахтаньем кофе-машины и навязчивым сладковатым запахом искусственных персиков.

- Привет, мам, - обнаружив мать на кухне, быстро поздоровался парень.

- Дань, зайди в пекарню, пожалуйста. Сегодня должны привести новые фигурки для тортов, хочу, чтобы ты все проверил.

- Хорошо, - кивнул Даниил, выискивая, из чего бы соорудить бутерброд.

- Поешь нормально, - не оборачиваясь, буркнула мать. – Я не хочу потом таскать тебя по гастроэнтерологам и отваливать за лечение огромные деньги.

- Жалко денег на родного сына? – вынимая из нарезки кусочек ветчины, мрачно пошутил подросток. Мадам Рябина, наконец, отлипла от экрана смартфона и бросила на него укоризненный взгляд.

Человеком она была совершенно неконфликтным, но назвать ее бесхребетной или покорной язык не поворачивался. Скорее, Наталья Владимировна была из породы  женщин, которые как никто понимали поговорку, что вода точит камень не силой, а частотой падения. Так, ласково капая мужу на мозги, она смогла открыть свой бизнес и, не переставая улыбаться, добивалась теперь всего, что хотела от поставщиков, налоговых и пожарных служб и совсем незаметно поселиться со своей продукцией в сердцах многих клиентов.

У матери Даниила не было никаких вредных привычек и греховных пристрастий. Замуж она вышла, когда жених ее был чуть богаче церковной крысы. Конечно, их брак не был безоблачным, всякое случалось, но таких серьезных конфликтов на гране «я развожусь с тобой, и точка» не было ни разу. Они вместе пережили кризис девяностых, а когда муж предпочел стабильную работу на госпредприятии своему собственному делу, Наталья всецело и полностью его поддержала. У нее была хорошая интуиция, у него – звериная хватка настоящего дельца. И вот, спустя почти пятнадцать лет отец Дани владел целой сетью магазинов, а мать собиралась вскоре покупать помещение для второй пекарни. Все было, как говориться, на мази.

Даня промазал хлеб майонезом, водрузил на него пару ломтиков ветчины и, с удовольствием сделав первый укус, поспешил в сторону своей комнаты. Его все достало. Это постоянное материнское «зайди», «проверь», папино «напиши ответ», «размести рекламу», словно они родили Даню с одной целью – иметь послушного раба в своем распоряжении.

«Хоть бы сестра позвонила, что ли», -  с горечью подумал он. С Ариной они не были особенно близки, но даже ругаться с родственниками приятнее, чем часами находиться с ними в одной квартире, даже не зная, что сказать.  

Мать зависала где-то на просторах сети, отец вечно пропадал в своих поездках и на совещаниях. Но даже когда они собирались вместе за одним столом, то все разговоры все равно вращались вокруг продаж, прибылей и злобных конкурентов. Кстати, о матери. Ее увлечение новыми гаджетами медленно, но верно превращалось в самую настоящую техно зависимость. Когда же Даня попытался ей об этом намекнуть, Наталья Владимировна ответила:

- Не выдумывай, нет у меня никакой зависимости.

- Типичный ответ алкоголика, - усмехнулся тогда подросток.

- Вот именно, - продолжая набирать очередное сообщение, многозначительно произнесла женщина. – Алкоголиков. У них измененная психика, Даниил, они не могут себя контролировать. Ты должен радоваться, что твоя старушка такая продвинутая, а не критиковать ее за то, что она пользуется всеми доступными благами цивилизации.

- И за это я тоже должен быть рад? – Даня глазами указал на открытую книгу, лежащую обложкой вверх. Та лежала так уже больше месяца, обрастая пылью. – Я хотел подарить тебе новый детектив на день рождения, но, похоже, ты его даже не откроешь.

- Мне некогда читать! – возмущенно вылупилась на него мать. – У меня полно забот. Пекарня, занятия твоей сестры и, между прочим, твое будущее поступление. Я ложусь спать после полуночи, а встаю раньше всех вас. Ты вот сидишь, критикуешь меня, вместо того, чтобы спросить: «Как ты себя чувствуешь, мамочка? Тебе ничем не помочь?».

- Ну, и как ты себя чувствуешь? – подобные провокации уже не производили на Даню никакого впечатления. Он тоже ложился за полночь, и тоже не баклуши бил целыми днями.

- Отвратительно! – вскричала мадам Рябина и снова погрузилась в иллюзорный мир по ту сторону пятидюймового экрана.

С того разговора прошли чуть больше трех недель, а раскрытая книга все также продолжала накапливать пыль. Даня коснулся гладкой обложки кончиком указательного пальца. Потом оглянулся, словно рыночный воришка, схватил одинокий томик и продолжил свое короткое путешествие из кухни в спальню. Там он сразу кинул добычу на подушку, а потом плюхнулся на кровать сам, доедая бутерброд. Читать и есть одновременно школьник не мог, равно как делать уроки под музыку. Даниил предпочитал полностью сосредотачиваться на одном действии. Поэтому прошло еще добрых пять минут, прежде чем он покончил со своим скудным обедом и приступил к пище духовной.  

Любовь матери к убийствам, погоням и расследованиям он, кажется, впитал с молоком. Во всяком случае, всем другим жанрам, Даня предпочитал именно детективы. Сначала он только смотрел старые сериалы вроде «Приключений Шерлока Холмса» с неподражаемым Ливановым или «Пауро». В последнем ему особенно нравились концовки каждой серии, где по традиции Дэвид Суше собирал всех участников преступления вместе и методично раскрывал их подлые замыслы. Рябин тоже хотел быть таким же внимательным и умным, как эти двое. Хотя торчащие усики Даниилу вряд ли бы пошли. Потом, когда он достаточно овладел чтением, на смену сериалам пришли первоисточники, оказавшиеся не менее интересными.



Ирвесс

Отредактировано: 15.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться