Знак обратной стороны

Размер шрифта: - +

2/7

Погода менялась с ошеломляющей скоростью. Утром сияло солнце, а к середине дня полило как из ведра, так что женщинам пришлось срочно раскрыть один на двоих зонтик. Ничего, до школы дойти вполне сгодится, а дальше Люда что-нибудь придумает, хотя она надеялась, что ливень продлиться недолго.

- Если тебе надо чем-то помочь, - преодолевая очередное препятствие в виде глубокой лужи, в который раз за сегодня повторила Людмила. – Деньги там соберем на обследования, лекарства, какие нужны. Ты только скажи.

- Пока ничего не нужно, спасибо, - ответила Валерия.

Учительницы добрались до входных дверей и синхронно принялись копаться в своих сумочках, ища пропуска. Школу построили всего пять лет назад, и молодой директор перво-наперво занялся мерами безопасности. Повесил камеры в коридорах, запер двери актового зала и некоторых кабинетов на электронные замки, да еще поставил на проходной умные «вертушки», считывающие данные с каждого пропуска и записывающие, кто когда пришел и во сколько ушел. Никто не понимал, для чего все это нужно. В школе учились дети из приличных семей, а учителя и без всякой спецтехники знали, кто из учеников любит прогуливать. Как однажды выразилась Оксана Анатольевна – преподаватель английского языка: «Кому надо слинять, того ни одна решетка не сдержит», - что было правдой. Успеваемость детей из новой школы была не выше среднестатистической по городу, равно как и посещаемость.

- А у нас, представляешь, у соседки квартира сгорела, - обнаружив, наконец, свой пропуск на самом дне сумки, сменила тему разговора Люда.

- Да ты что? Совсем?

- Нет, одна комната полностью выгорела да коридор немного пострадал. Хорошо, дело было в субботу, Николай Михайлович, который напротив живет, вовремя почувствовал дым и вызвал пожарных.

Теперь и Валерия достала свою пластиковую карточку, и женщины вошли в просторный атриум.

- А соседка что же?

- Ее дома не было. Потом приехала с каким-то мужчиной… я его раньше не видела, - поняв, с каким скептицизмом на нее смотрят, Люда сразу принялась оправдываться: - Ты не подумай, я не сплетничаю. Просто мы с Викой довольно тесно общаемся, да и живем на одной площадке. Волей неволей узнаешь, кто к ней в гости заходит.

- Я ничего и не думаю, - все же не удержалась от усмешки Лера. – Это нормально. Ко мне вот вчера подошла одна дама со второго этажа и начала спрашивать, все ли у меня в порядке. Естественно, я удивилась, спросила: с чего она решила, что у меня что-то не в порядке. И получила такой ответ: «Я вчера из окна видела, как ваш муж нес пакет из аптеки. Знаю, у него слабое здоровье, но за лекарствами обычно вы сами ходите. Значит, на этот раз вам нехорошо стало». Представляешь? А ты говоришь! Какие-то шпионы, спецназ… Да отправить в Америку пару десятков наших неугомонных старушек, и через месяц у нас будет подробное досье на каждого американского гражданина.

- Думаю, достаточно одной нашей уборщицы в Белом доме, - засмеялась в свою очередь Людмила.

Они расстались около лестницы. У Валерии урок намечался на первом этаже, а вот Люде пришлось подняться на второй. Время было еще раннее, до переменки оставалось минут двадцать, но дверь в кабинет оказалась не заперта. Значит, кто-то из учеников удосужился сходить к вахтеру и взять ключи. Что ж, учителю все меньше заботы. Войдя в класс, Людмила, прежде всего, раскрыла мокрый зонт и поставила его у обогревателя, потом только осмотрелась.

Он сидел на задней парте, уткнувшись в какую-то тетрадь. От ушей шли два тонких провода, значит, мальчик не слышал, как она зашла. Но все-таки заметил некое движение на периферии зрения и поднял голову:

- Привет, Даня. А чего ты так рано?

Наушники были мгновенно вынуты, ученик смущенно пожал плечами:

- У нас физкультура первая, а я – освобожден.

- Понятно, - развешивая на вешалку пальто, пробормотала Люда.

Уже не в первый раз она испытывала оторопь и не знала, о чем еще можно поговорить с этим светловолосым пареньком. Но молчание было гораздо хуже. Оно обволакивало Людмилу своим полотном, мешая свободно дышать и непринужденно двигаться.

Женщина отчетливо помнила свой первый урок в одиннадцатом «В». Новое место работы, новые коллеги, новые правила – все это немного пугало, давила на Людмилу и ответственность, невольно возложенная на нее подругой. К вводному занятию в выпускном классе Люда готовилась почти три дня. Написала подробный план, отрепетировала речь. Но когда поворачивала ручку двери, прежде чем войти к детям, рука у нее мелко тряслась.

И вот – все двадцать три человека. Почти взрослые, кому-то уже до конца этого учебного года исполниться восемнадцать, но всем им придется за это время принять множество непростых решений, и она должна им помочь, должна подготовить к экзаменам, к жизни за пределами школьных стен.

- Здравствуйте, ребята, - несмотря на сдержанную улыбку, слова прозвучали сухо.

Двадцать три пары глаз: зеленых, голубых, темных, обратились в ее сторону. В некоторых читалось любопытство, некоторые смотрели с удивлением, но никто не смотрел на нее так, как высокий подросток, сидящий на самых задах. Спокойный, немного насмешливый взгляд карих глаз, впрочем, лишенный какого-либо вызова. Этот взгляд не подходил подростку, не мог ему принадлежать. Так смотрят на ровесника, а не на учителя, не на старшего. От этого взгляда Люда смешалась, но все же продолжила одно за другим выдавать заученные слова:

- Меня зовут Людмила Алексеевна Часовчук, я ваш новый учитель русского языка и литературы.

- Да видим, что не старый, - раздалось откуда-то слева.

Первый камешек, и если она не хочет, чтобы весь оставшийся год в нее летели другие, тяжелее, надо подыскать достойный ответ. Она не виновата в том, что молода, не виновата в том, что предыдущий преподаватель ушла на пенсию. Но сейчас говорить о таких вещах бесполезно. Все оправдания будут выглядеть жалко. Стервой Люда тоже не была, установление железной дисциплины силовыми методами – не по ней. Придется воспользоваться единственным доступным оружием, которое есть в распоряжении: шуткой.



Ирвесс

Отредактировано: 15.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться